15 самых ярких европейских сериалов за последние 10 лет
Кино

15 самых ярких европейских сериалов за последние 10 лет

Вера Аленушкина 18 февраля 2019
13 мин
15 самых ярких европейских сериалов за последние 10 лет

Не секрет, что львиная доля сериалов приходят к нам из США и Великобритании. Тем не менее, другим странам тоже есть, что показать. Time Out решил прогуляться по Европе и посмотреть, что предложила она интересного за последние десять лет.

«Вавилон-Берлин» (2017, Германия, 2 сезона) 

1929-ый. Карьера обер-бургомистра Кельна в большой опасности — он засветился в порно. Впрочем, если отыскать негатив, скандал удастся замять. Заняться деликатной проблемой приходится Гереону Рату — молодому инспектору полиции, вынужденному приехать из Кельна в Берлин. Берлин же запутался в паутине разврата, роскоши и преступлений…

Немецкий ретро-нуар о блеске и нищете Веймарской республики стоил своим создателям слишком дорого: производственный бюджет двух сезонов превысил сумму в сорок миллионов евро — абсолютный рекорд для неанглоязычных сериалов. Но траты, в общем-то, себя окупили: мы получили сериал, о котором будут говорить еще долго (не за горами, кстати, третий сезон). И виной тому, во-первых, Том Тыквер, приложивший руку к созданию проекта, а во-вторых, ядреная смесь из детектива, политики, эротики и декадентства. Кстати, не менее важно и то, что сериалы с пометкой «исторические» превращаются сегодня в совсем уж редкого зверя.

«Мост» (2011, Швеция, Дания, Германия, 4 сезона) 

На Эресуннском мосту находят женское тело. Оно лежит на границе между Данией и Швецией. Правда, довольно быстро выясняется, что трупов на самом деле два: верхняя часть туловища (лежавшая в Дании), принадлежит шведке, занимавшейся политикой, а нижняя (лежавшая в Швеции) — датской бабочке облегченного поведения…

Надо ли говорить, что «Мост» — отличный скандинавский криминальный триллер, давно ставший чуть ли не классикой жанра? На него равняются, ему подражают, его цитируют (ну, или копируют, если хотите: например, не так давно появилась русская адаптация с Михаилом Пореченковым и Ингеборгой Дапкунайте). Тем не менее, «Мост» пока что остается недосягаем: перепрыгнуть ту планку, которую он заявил, ни одному европейскому сериалу так и не удалось. Так что если вы каким-то мистическим образом этот сериал пропустили, то бросайте все и немедленно нажимайте на кнопку «Play».

«Молодой папа» (2016, Италия, Франция, Испания, 1 сезон) 

Конклав в Ватикане сделал ошибку века. Они запутались в интригах и случайно выбрали не того, кого надо было бы выбирать. В итоге на папский престол уселся американец — эксцентричный и неуправляемый, самовлюбленный и гордый, который, ко всему прочему, курит, как паровоз, и даже не очень-то верит в Бога. 

Думаю, что «Молодой папа» Паоло Соррентино — это как раз тот случай, когда в услугах комментатора никто не нуждается. Об этом смелом, скандальном и невероятно обаятельном проекте знают без исключения все. Это настоящий праздник для визуала, а также для тех, кто готов денно и нощно разглагольствовать об экзистенциях и украшать свои будни спорами о религии. Плюс харизма Джуд Лоу, плюс мощная операторская работа, плюс Паоло Соррентино — король шантажа и мастер визуальных провокаций. В общем, перед нами один из самых значимых проектов последнего времени, никак не меньше.

«Правительство» (2010, Дания, 3 сезона)

Вы удивитесь, но результаты выборов иногда полны неожиданностей. Во всяком случае, Биргитте Нюборг, лидер второстепенной Партии Умеренных, здорово удивилась, узнав, что ее партия получила в парламенте большинство, а, значит, быть ей теперь премьер-министром страны — и никак не меньше. Осталась, правда, сущая ерунда: нужно сформировать правительство.

Место действия сериала — современная Дания. И ничего, что большинство имен и названий в проекте выдуманы: прототипом «Умеренных» стала реально существующая партия, а вымышленные СМИ списаны с реальных. Реальны и проблемы, а также интриги и механизмы политической борьбы, имеющие место быть не только в одной отдельно взятой стране. Так что для неискушенной аудитории этот проект может стать чем-то вроде политического ликбеза.

Маленькая вишенка на торте: перед каждой серией есть эпиграф. Как правило, это цитата из Макиавелли, но есть и Уинстон Черчилль, Мао Цзэдун и даже Владимир Ленин с фразой «Доверие — хорошо, а контроль — лучше». Благодаря этому нехитрому приему история Биргитте Нюборг престает быть исключительно датской: она становится универсальной, выходит за ограничительные полосы границ и времен.

«Тьма» (2017, Германия, 2 сезона) 

В маленьком Виндене большой переполох — исчезает ребенок. Потом второй. Потом находят труп третьего — но он явно не местный. Во всяком случае, не из этого времени. А еще чуть позже вдруг выясняется, что нечто подобное уже было — правда, примерно тридцать три года назад.

«Тьма» — шикарный немецкий проект компании Netflix и один из самых громких сериалов 2017-го года. Почти сразу его начали сравнивать с «Очень странными делами» (сюжет и отсылки к ретро дают поводы для таких сравнений), тем не менее, по стилистике и атмосфере «Тьма» гораздо более мрачен. А еще в нем идеальный сплав мистики и детектива, мастерски закрученный сюжет (с целой россыпью сюрпризов) и фантастическая визуальная составляющая. На горизонте, кстати, второй сезон, очень советуем не пропустить.

«Налет» (2009, Франция, 4 сезона) 

Четверо полицейских выходят на тропу войны. Правда, теперь они воюют не только против бандитов: сотрудники судебной полиции объявили вендетту собственным коллегам. Дело в том, что их общего товарища Макса Росси обвинили в том, что он пытал заключенного, и Макс в итоге покончил с собой. Вот только полицейские знают, что парень не виновен. И они начинают собственное расследование, чего бы это ни стоило.

«Налет» (а если переводить дословно, то «вооруженное ограбление») — один из самых популярных французских сериалов. Его первый сезон собрал рекордную аудиторию для Canal+, опередив даже многие американские шоу. Одна из причин такого фурора — режиссер и сценарист Оливье Маршаль: он сам когда-то работал в полиции, поэтому, что называется, в теме, и это чувствуется. И снял он харизматичный и лихо закрученный боевик: одно преступление тянет за собой другое, погони сменяются перестрелками, перестрелки разборками.

Правда, третий сезон состряпан с добавлением клюковки: на местных улочках появляется банда русских, и, если честно, выглядит это довольно нелепо. Впрочем, в первых двух сезонах подобных «сюрпризов» нет.

«1864» (2014, Дания, Норвегия, Швеция, Германия, 1 сезон) 

Вторая Шлезвигская война 1864-го (то есть война Дании с Пруссией и Австрией за герцогства Шлезвиг и Гольштейн) — одна из самых тяжелых войн в истории Датского королевства. В ней страна потеряла солидную часть своей территории (почти половину), убитых и раненых тоже было много. Поэтому появление проекта «1864» вовсе не случайно: в Дании знают свою историю и очень бережно к ней относятся.

Тем не менее, сериал притягивает к себе не только датчан. «1864» снимался как полный метр: без оглядки на куцый бюджет и на необходимость экономить. Поэтому один из главных его козырей — визуальная составляющая. По сериальным меркам картинка у проекта просто шикарная, да и пыль на съемочной площадке утрамбовывала солидная массовка, а не десяток статистов, изображающих армию. Правда, для слащаво-сахарной романтики местечко, к сожалению, тоже нашлось, но зато финальные батальные сцены (битва при Дюббиле) искупят этот «грех» полностью.

«Гоморра» (2014, Италия, Германия, 4 сезона) 

Двум кланам на улицах Неаполя стало тесно. Первыми «договор» нарушили в семействе Конте: они начали толкать наркоту на той территории, где делали свои дела Севастино. И теперь Чиро Ди Марцио (он же «Бессмертный») вынужден объяснять наглецам, что они несколько зарвались.

Книга Роберто Савиано (по которой снят сериал, а также фильм 2008-го года) чуть было не стоила своему автору жизни. Штука в том, что в Италии до сих пор существует неаполитанская мафия, имя которой Каморра, и название романа отсылает, понятное дело, к ней. Так вот: узнав об этой книге, клан вынес писателю смертный приговор — и полиции пришлось бедолагу круглосуточно охранять. Общественность тоже среагировала весьма бурно, и к итальянскому правительству полетели петиции с требованиями защитить автора от мафиози. Кстати, под этими бумагами подписывались даже нобелевские лауреаты, среди которых был и Михаил Горбачев.

Другими словами, у сериала есть весьма яркая предыстория, которая уже сама по себе отдельный сюжет. И она весьма наглядно объясняет, почему «Гоморра» так популярна в Италии: при всем своем драматизме и киногеничности, она плоть от плоти реальных событий. К тому же сделан сериал брутально и жестко, без всяких поблажек: бескровных серий здесь нет, положительные герои не выживают, персонажи существуют по волчьим законам. Да и снимался сериал, что называется, на натуре: в настоящих бандитских районах, где без серьезного повода чужакам лучше не появляться. И, кстати, судя по слухам, продюсеры даже выходили на связь с мафиози — и те будто бы рассказывали им о внутреннем устройстве своего клана.

«На зов скорби» (2012, Франция, 2 сезона) 

Странные дела творятся в маленьком альпийском городке. Люди, умершие несколько лет назад, вдруг стали возвращаться домой. Причем сами-то они не знают, что приходят с того света, не догадываются, что с момента их смерти прошло много времени, и не понимают, почему их близкие не всегда хотят принять их обратно.

Когда разговор заходит о живых мертвецах, в голове сразу же начинают крутиться бесчисленные фильмы ужасов (чаще всего зомби-хорроры). Но вот вам возвращенцы из мира иного, которые с хоррорами почти не связаны: вместо стандартизированного ужастика французы сняли настоящую притчу. Да, есть среди «вернувшихся» и маньяк, готовый продолжить свое кровавое дело, однако его история, в общем-то, не на первом плане. Отношения между мертвыми и живыми (то есть между нашим прошлым и настоящим) авторам гораздо важнее.

Кстати, критики одно время сравнивали эту европейскую жемчужину с жемчужиной американской — с «Твин Пикс» Дэвида Линча. Правда, стилистически эти сериалы все-таки очень разные: «На зов скорби» завораживает и пугает своей обыденностью, своим браком с реальностью, а не эстетствующим мистицизмом и визуальной эксцентрикой.

«Наши матери, наши отцы» (2013, Германия, 1 сезон) 

Военное кино в Германии снимают крайне редко (вряд ли нужно объяснять, почему). Поэтому мини-сериал Филиппа Кадельбаха о немецких парнях, прошедших через мясорубку Второй Мировой, оказался не просто в центре внимания — судя по рейтингам, его посмотрел каждый четвертый немец. Видели его и в других странах, в том числе у нас. И, конечно, о нем сразу же начали спорить, да так, что клочки полетели по закоулочкам: этот антивоенный проект рвали на куски «и ваши, и наши».

Например, в Польше сериал ругали за то, «что он искажает образ польских партизан». В Германии говорили об исторических неточностях. А российский МИД и вовсе направил в немецкое посольство официальное письмо с протестом (причина — эпизоды, связанные с советскими солдатами). Но несмотря на все это, голосов в защиту проекта было очень и очень много.

Дело в том, что «Наши матери, наши отцы» — это очень серьезное, очень жесткое и очень честное кино о войне, ценное еще и тем, что в нем нет романтизации подвига. Авторы не прячут войну за ширмочкой патриотических штампов — они эту ширму сбивают. И своих героев они не оправдывают, не пытаются о чем-то промолчать, а что-то украсить. Наоборот, авторы говорят откровенно: «Ребята, война — это грязь и ад. Она не только ломает твои кости: в ее власти превратить тебя в зверя — и происходит это вот так и так. А возвращаются с войны вот такими». Для сегодняшнего кино подобные разговоры — редкость.

«Капкан» (2015, Исландия, 1 сезон)

В маленьком исландском городке полицейское отделение — целых три человека. И ни одному из них не сидеть без работы: рыбаки выловили мужское тело с отрубленной головой. Впрочем, проблемы на этом не заканчиваются: на городок идет снежная буря, а количество трупов множится.

Думаю, тем, кто ходит в кино как минимум раз в неделю, не нужно объяснять, что стоит за именем Бальтасар Кормакур. Для всех остальных поясню: это самый известный в мире режиссер-исландец, снявший «Пучину» (2012) и «Эверест» (2015). В последнее время он в основном работает в Голливуде, но для «Капкана» вернулся на родину — должен же был кто-то явить миру первозданный скандинавский нуар, способный стать вровень с «Мостом» или «Убийством». И Кормакуру это, в общем-то, удалось: перед нами мрачный северный детектив, магия ледяных пейзажей и тайна грехов человеческих, припорошенных снегом.

«Изабелла» (2011, Испания, 3 сезона) 

Если кто-то замерз, то из ледяной Исландии скоренько перемещаемся к югу — там нас ждет костюмированный исторический сериал о жизни королевы Кастилии и Леона — Изабеллы Кастильской. Интриги и тайны кастильского двора, роскошные женщины в парчовых платьях, а также средневековые войны и борьба за престол.

Кое-кому сериал может показаться немного иллюстративным и монотонным, да и не самый большой бюджет время от времени сказывается. Тем не менее, когда еще нам подвернется возможность заглянуть в испанские земли XV века?

«Отель «Бо Сежур» (2016, Бельгия, 1 сезон) 

Ей девятнадцать, и она мертва. Точнее, так: девушка просыпается в луже крови и понимает, что ночью ее убили. Правда, она не помнит, кто это сделал и почему. А ей так хочется это выяснить.

Ловите старый добрый детектив с элементами мистики. Бельгийцы не изобретают что-то кардинально новое на этой порядком истоптанной поляне: вряд ли вы будете помнить «Отель» до конца дней своих. Но скроен сериал вполне добротно, персонажи не похожи друг на друга, как близнецы-братья, а интрига продолжает оставаться интригой до самой последней серии. Так что для игры в бессмертную зрительскую забаву «а кто убийца?» проект вполне подойдет.

«Марсель» (2016, Франция, 2 сезона) 

Как веревочке не виться, а конец будет. Таро был мэром Марселя почти двадцать пять лет и вовсе не планировал становиться почетным пенсионером. Однако внезапно появился молодой конкурент — удачливый и амбициозный, и в его планах сбросить старого льва с уютного пьедестала.

«Марсель» — первый франкоязычный проект компании Netflix, в главной роли которого снялся житель Саранска, он же почетный гражданин Чеченской республики Жерар Ксавье Марсель Депардье. Хотя на самом деле сериал вполне мог бы выжить и без него. Этот политический триллер интересен прежде всего своими подковерными интригами, механизмами борьбы за власть и приемами по устранению конкурентов. Плюс шикарная возможность «побродить» по улочкам Марселя: города в сериале много, и он, ей-богу, великолепен.

«Стыд» (2015, Норвегия, 4 сезона) 

Один из самых популярных норвежских сериалов о жизни подростков. Проблемы мальчиков-девочек, школьные ссоры, конфликты отцов и детей — в общем, все как всегда, только немного лучше.

Была у «Стыда» и одна изюминка, много сделавшая для того, чтобы он стал знаменитым: проект шел как бы в реальном времени. То есть число в календаре совпадало с датами в сериале. Грубо говоря, 1-го марта подросток включал компьютер и смотрел на своих любимых героев, которые смеялись-ругались-плакали 1-го марта того же года. К тому же у каждого героя были свои страницы в сотсетях — и с ними можно было пообщаться, начать переписку и так далее. Такое вот реалити-шоу.

  • Спецпроект