Комфортный мегаполис: каким должен стать Петербург по мнению урбанистов

Петербург никак не может определиться со своим градостроительным будущим и отношением к архитектурному прошлому. За время «великого противостояния» градозащитников, строительных корпораций и других заинтересованных лиц и сторон, успело вырасти поколение молодых людей, которое активно выбирает другие ценности и городские пространства. Они могут быть расположены как в историческом центре («Новая Голландия»), так и в бывшей промзоне («Севкабель Порт»), и не так уж и важно, сколько именно здесь лавочек и зеленых насаждений, в приоритете другое — безопасность, креатив и комфорт. 

На вопросы Time Out о том, какие аспекты городской среды и культуры особенно привлекательны для молодых горожан, ответили эксперты секции «Креативная среда и урбанистика» — ведущие российские урбанисты, архитекторы, критики и социологи, которые совсем скоро приедут в Северную столицу, чтобы обсудить эту тему в рамках VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума.

 

Петр Кудрявцев, урбанист, социолог, партнер бюро Citymakers:

Основная проблема новых поколений — одиночество. Человеку для существования нужно все меньше выходить за пределы своей квартиры. Поэтому идеальное общественное пространство будущего — это место, куда ты можешь приехать один, абсолютно без цели, и провести там целый день

— Как можно охарактеризовать городскую среду, которая нравится современным молодым людям?

— Основная проблема новых поколений — одиночество. Человеку для существования нужно все меньше выходить за пределы своей квартиры. По сути, если ты работаешь удаленно, можно прожить всю жизнь в четырех стенах. Это, кстати, известная проблема Японии, где людей, сознательно изолирующих себя от общества («хикикомори»), становится все больше и больше. И это, в основном, молодежь. Это, кстати, и проблема многих крупных технологических корпораций, где работают интровертные сотрудники — программисты, инженеры и прочие. Подобные компании стараются проектировать офисы таким образом, чтобы максимально стимулировать хотя бы элементарный контакт людей друг с другом. Успехом даже считается, что сотрудники посмотрят друг другу в глаза или поздороваются.

Поэтому идеальное общественное пространство будущего — это место, куда ты можешь приехать один, абсолютно без цели, и провести там целый день. Это может быть и густой лес с невероятным разнообразием флоры и фауны, и супер концентрированное и насыщенное культурной и образовательной функцией гибридное общественное пространство. Конечно, везде должно быть удобно, безопасно, комфортно в любую погоду. Но главное — должно происходить взаимодействие между людьми, должно появляться ощущение общности, ощущение, что ты не один. Взгляд, улыбка, разговор, дружба или любовь, семья, вся жизнь вместе. В этом я вижу главную роль городской среды будущего.

 

Яна Голубева, директор архитектурно-планировочной компании MLA+ в Санкт-Петербурге:

— Как сегодня можно охарактеризовать городскую среду, которая нравится молодежи?

— Думаю, пространством, характеризующим «современность», можно назвать «Севкабель». Здесь переплетаются важные для современного пространства в целом и Санкт-Петербурга в частности качества: вода в повседневной жизни, морская поэтика; сменяемость / временность, поэтика эксперимента; инклюзивность: ты тоже можешь прийти на площадку и сделать что-то свое.

— Как вообще в городах с богатым историческим прошлым и архитектурным наследием внедряются современные проекты, призванные улучшить городскую среду? Есть ли проблемы на уровне понимания (а зачем нам это нужно и т.п.)?

— Современные проекты по развитию городской среды априори не входят в конфликт с историческим наследием. Можно сказать, даже наоборот. Развитие городской среды направлено на ее гуманизацию: создание более комфортных условий для пребывания человека.

Сейчас большой запрос формируется на возврат природы в город. Нам нужно больше связанных природных территорий, больше деревьев в городе. Современное благоустройство — это не про лавочки и качели, а в большей мере про борьбу с «серой инфраструктурой», про воссоздание природности. Хорошим примером такого подхода является проект «Леса Парижа». Уменьшение площади асфальта, занимаемого автомобилями, и озеленение территорий не создает конфликтов с историческим контекстом.

— Как бы вы предложили развивать городскую среду в Петербурге, учитывая не только интересы молодого населения, но также пожилых людей? 

— Самое важное — это поменять способ использования города. Сейчас большая часть горожан проезжает город транзитом, более 50% — под землей. Среда должна быть такая, чтобы основное количество корреспонденций по городу осуществлялось пешком или на средствах микромобильности. Дом, работа, объекты сервиса в идеале должны формировать полноценные районы, связанные сетью пешеходных коммуникаций.

Эскиз проекта по благоустройству набережной реки Смоленки в Санкт-Петербурге, автор - Яна Голубева

Сейчас большой запрос формируется на возврат природы в город. Нам нужно больше связанных природных территорий, больше деревьев в городе. Современное благоустройство — это не про лавочки и качели, а в большей мере про борьбу с «серой» инфраструктурой, про воссоздание природности

Город должен быть удобен для пешехода. Здесь нам предстоит очень многое изменить, так как в последние десятилетия Санкт-Петербург развивался в противоположном направлении — как город для перемещений на автомобиле. Можно начать с долин малых рек. Вдоль таких долин можно сформировать коридоры для комфортного перемещения из различных районов города в центр. В центре необходимо расширять пространство для пешеходов. Давно пора расширить тротуары на Невском проспекте! Необходимо вернуть деревья на улицы и набережные.

 

Алексей Онацко, партнер управляющей компании Miles & Yards, куратор проекта «Севкабель Порт» в Санкт-Петербурге:

— Одно время самой популярной городской средой среди молодежи были торгово-развлекательные центры. Как сегодня можно охарактеризовать городскую среду, которая симпатична молодым?

— Мне кажется, что с точки зрения культурного досуга торговые центры были лишь вынужденно популярны у молодежи в 2000-х ввиду упадка в 90-е годы традиционных культурный институций. В 60-80 годы XX века это были различные дворцы и дома культуры, предлагающие широкий спектр специализированного интеллектуального досуга — от шахмат до кинотеатров, от гимнастики до стрельбы из лука и так далее. Все были там. В нулевых был покупательский бум, и однотипные ТЦ с одинаковым набором масс-маркета и аттракционов выросли как грибы.

Сейчас основное поколение, которое выходит на передний план, это миллениалы. Для них ценности искреннего общения, индивидуального подхода и самореализации стоят выше, чем общественный статус или уровень зарплаты. Они много путешествуют и много видят мир во всем его разнообразии, им интересен локальный контекст, интеллектуальный продукт и видовое разнообразие. Им интересна экология, урбанистика, разумное потребление и кастомизация. Не прямое потребление продукта, но соучастие в его производстве вместе с поиском своей индивидуальности.

В больших городах постепенно формируется новый культурный каркас, частью которого являются современные парки и вело-пешеходная инфраструктура, «третьи места» в виде креативных центров, функциональных общественных пространств, новых музеев, галерей и общественно-деловых проектов самых неожиданных форматов и специализаций

Поэтому, так или иначе, в больших городах постепенно формируется новый культурный каркас, частью которого являются современные парки и вело-пешеходная инфраструктура, «третьи места» в виде креативных центров, функциональных общественных пространств, новых музеев, галерей и общественно-деловых проектов самых неожиданных форматов и специализаций. Зачастую они появляются как второе рождение исторических зданий и комплексов, которые меняют свою функцию. Так появляются новые ценные объекты городской среды, где культура и бизнес работают вместе.  

 

Мария Элькина, архитектурный критик:

— Раньше самой популярной городской средой среди молодежи были торгово-развлекательные центры. А как обстоят дела сегодня? 

— Торговые центры по целому ряду причин потеряли обаяние. Люди, во-первых, тянутся на улицу, это здоровее, а, во-вторых, они хотят, что называется, больше участвовать в собственной жизни, не быть слепыми потребителями. Самое важное слово сегодня, наверное, это «локальное».  Происходит естественная реакция на усиливающуюся глобализацию, она выражается в потребности видеть и находить вокруг себя что-то особенное, ориентиры. Ориентиром может быть и грандиозный архитектурный объект, и аутентичная закусочная.

— Как в городах с богатым архитектурным наследием внедряются современные проекты, призванные улучшить городскую среду? Есть ли проблемы на уровне понимания? Какова роль градозащитных организаций в этих процессах? Что по этому поводу говорит мировой опыт?

— Сейчас есть ощущение, что Петербург устал от собственного консерватизма. Выросло новое поколение, которое в принципе не видит противоречия между современной архитектурой и историческим наследием. Действительно, его как такового не существует. Старый центр в идеале должен задавать стандарт качества для новых проектов, в том числе и в индустриальных зонах, и на берегах залива. Мировой опыт, если мы говорим про города именно масштаба Петербурга, все-таки сводится к тому, что важно полноценно развивать индустриальные зоны, это ключ и к улучшению качества городской застройки, и к сохранению наследия, и к решению массы других городских проблем. Если же мы говорим про улучшение среды в самом буквальном смысле — озеленение, создание возможности передвижения на колясках, то тут и говорить не о чем. Ну, провели же водопровод и канализацию в доходные дома? Никто же не думал, что лучше без них? Конечно, тут важен хороший дизайн, но он, вообще-то, всегда и везде очень важен.

Что до градозащитных организаций, то их метод отчасти уже не так эффективен, нужен разговор про сохранение исторического центра на другом уровне. Не просто отстоять конкретное здание, а создать градостроительную систему, которая стратегически позволит все многие тысячи дореволюционных зданий сохранить. Очевидно, что, например, парк в центре города, о котором сейчас говорят, сам по себе будет способствовать сохранению центра просто потому, что подрастут цены на недвижимость. Но чтобы выполнять эту роль, он должен быть в самом лучшем смысле слова современным — и в технологиях, и в архитектурном решении.

— Как бы вы предложили развивать городскую среду в Петербурге, учитывая интересы и молодых, и пожилых жителей города? 

— Есть очевидные вещи: нужно делать среду доступной, зеленой, развивать общественный транспорт. Город стал слишком агрессивен и нужно его очеловечить, но только человечными же методами, без резких запретов на что бы то ни было. Проблема личного транспорта должна в Петербурге решаться сначала на окраинах — она оттуда родом и там же больше возможностей для маневра вроде строительства наземного метро. Вот озеленение и транспорт — два основных ключа к изменению Петербурга к лучшему.

 

Антон Надточий, архитектор, основатель бюро ATRIUM:

— Одно время самой популярной городской средой среди молодежи были торгово-развлекательные центры. Никому и в голову не приходило, что и на улице может быть интересно. Как сегодня можно охарактеризовать городскую среду, которая нравится молодежи?

— Мне кажется, сегодня город все еще конкурирует с торговыми центрами, но постепенно одерживает победу. Торговые центры, безусловно, предлагают широчайший спектр услуг: и спорт, и еда, и покупки, и детские развлечения. Но теперь практически все то же самое есть и на улицах города, на открытом воздухе. Все-таки у городских жителей рано или поздно всегда возникает потребность созерцания и ощущения природы и среды вокруг себя. Поэтому, когда условно тот же самый пакет услуг можно получить в парке, они начинают выбирать парк.

Проект парка будущих поколений SAKHA_Z в Якутске, бюро ATRIUM

Городская среда несоизмеримо больше, чем все торговые центры вместе взятые. И, что немаловажно, доступнее во всех отношениях: уровень комфорта среды приближается к тому, чтобы можно было никуда не ехать и ни за что не платить — достаточно было бы выйти во двор и найти там все, что тебе нужно

Плюс городская среда несоизмеримо больше, чем все торговые центры вместе взятые. И, что немаловажно, доступнее во всех отношениях: уровень комфорта среды приближается к тому, чтобы можно было никуда не ехать и ни за что не платить — достаточно было бы выйти во двор и найти там все, что тебе нужно. Уже сегодня это среда, где есть чем заняться, функционально и визуально насыщенная, комфортная для использования.

— Как в городах с богатым историческим прошлым и архитектурным наследием внедряются современные проекты, призванные улучшить городскую среду?

— Каждый город сам формирует свою повестку — так, в Москве и Санкт-Петербурге правила и приоритеты, очевидно, должны быть разными. Но в целом улучшения не подразумевают разрушение. Имеющиеся ценности нужно сохранять и артикулировать, но при этом создавать новые ценности. В сложившихся исторических городских ансамблях, например, сегодня восстанавливают исторические малые формы — скамейки и фонари. В процессе ревитализации промзон сохраняют промышленную архитектуру, но при этом создают современное благоустройство. Исторические центры городов консервируют, но ничто не мешает развиваться окраинам: и у нас, и во всем мире именно в сочетании истории и современных решений рождается средовое визуальное богатство и разнообразие.

— Как бы вы предложили развивать городскую среду в Петербурге, учитывая не только интересы молодого населения, но также пожилых людей, которых в городе очень много, и инвалидов, которые больше других нуждаются в комфортной городской среде? 

— Во-первых, стандарты современных общественных пространств таковы, что по определению учитывают интересы и особенности всех групп населения. Так что создание таких пространств должно быть одним из практикуемых подходов. Во-вторых, как мне кажется, в Петербурге основная возможная стратегия — это как раз стратегия редевелопмента,  которая подразумевает сохранение старых элементов и внедрение новых. Этими новыми элементами могут быть, в том числе, участки с новым благоустройством. Очень многие исторические города развиваются именно таким способом, и органичное переплетение в них разных временных слоев становится главной «изюминкой», новым культурным кодом и их новой идентичностью. 

 

Тамара Мурадова, архитектор, основатель ARCHIPROBA STUDIOS, член Союза московских архитекторов:

— Как сегодня можно охарактеризовать городскую среду, которая нравится молодым?

— Любой современный город — это сложная временная и текстурная  мозаика, она неоднородна по своей структуре и насыщенности. Комфортная городская среда — это, в первую очередь, безопасная среда. Место, где можно проводить спокойно время в одиночестве или в компании, ранним утром или поздним вечером, с маленьким ребенком или c родителями. Вторым важным показателям является создание дружелюбной среды, а это комплексная совокупность инфраструктурных элементов, удобных в использовании и навигации (сфера услуг, общепит, досуг и т.д.). И ключевым фактором удобной городской среды на данный момент мне видится обязательное наличие в пешей доступности зеленых зон, парков или городских лесных массивов. Мест, где уединение от суеты современного города является новым форматом общения с самим собой и обменом энергии с природой.

Подготовила Екатерина Соловей

В качестве заходной иллюстрации к материалу использован эскиз проекта "Смоленка" по благоутсройству набережной реки Смоленки в Санкт-Петербурге авторства Яны Голубевой.