Янина Мелехова, актриса: история Синатры и Монро запала мне в душу, и я решила дать ей жизнь

Накануне показа спектакля история «Трагедия маленькой девочки» в рамках музыкального фестиваля JAZZMAN мы побеседовали с актрисой театра и кино Яниной Мелеховой, собравшей вокруг себя единомышленников для постановки спектакля о Синатре и Монро и сыгравшей в нем роль Мэрилин.

 

— Янина, расскажите, пожалуйста, о постановке «Синатра и Монро. Трагедия маленькой девочки», в который вы участвуете. Как появилась идея постановки?

— Началась история «Трагедия маленькой девочки» давно, уже года 4 назад. Я попала в один театральный проект, где как раз была история Синатры и Монро. Мы репетировали, но, к сожалению, спектакль не вышел. Но эта история так запала в душу, что я решила дать ей жизнь. Выбрала формат камерного музыкального спектакля для джазклубов. Штудировала книги, интернет, изучала биографии. В результате, написала сценарий, основываясь на дневниках Монро, Синатры и камердинера Фрэнка. Таким образом, родился этот спектакль. И живет уже не один год. Надеюсь, мы будем продолжать, и выходить не только на клубные площадки, но и на театральные сцены.

— Вы играете Мэрилин Монро — каково это? Кто ваши партнеры по сцене?

— Играть Мэрилин Монро достаточно сложно. Помню, как я искала образ, когда репетировали тот первоначальный спектакль. Как показать жизнерадостную Монро, я понимала. А вот как быть с тяжелыми сценами?! У меня свой голос достаточно низкий, и драматизм немного иной, нежели у нее. Такой русский, я бы сказала, в полной мере. А Мэрилин….

Играть Мэрилин Монро достаточно сложно. Как показать жизнерадостную Монро, я понимала. А вот как быть с тяжелыми сценами?!  В спектакле показана последняя неделя жизни Мэрилин, когда у нее начались проблемы со здоровьем, она злоупотребляла таблетками. И мне от этого ее состояния стало страшно!

Помню, наступил переломный момент, когда ну совсем не клеилось. Приехала домой, и четыре дня до следующей репетиции маялась. Стала пересматривать видеоматериалы и поняла: надо мыслить не на русском языке (хоть мы разговариваем в спектакле по-русски), а на английском. И это совершенно другая интонация. Даже вопрос «что» в русском языке звучит иначе, чем what английский. То есть, легче, выше. Я попробовала и сразу все эти сложные монологи, которые были у Монро уже перед смертью, заиграли по-другому. Ушел русизм из них и появилась Мэрилин именно та, которая нужна.

            Когда мы часто играем или плотно репетируем, я замечала за собой, что становлюсь более истеричной, взбалмошной, вспыльчивой. В спектакле показана последняя неделя жизни Мэрилин, когда у нее начались проблемы со здоровьем, она злоупотребляла таблетками. И мне от этого ее состояния стало страшно! Как профессионал я понимаю, что если настолько глубоко впускать в себя каждую героиню, особенно Мэрилин Монро, то можно точно с ума сойти. Причем в моей практике, и театральной, и киношной, это уже седьмая героиня, которая покончила жизнь самоубийством. Такая закономерность пугает.

            Сейчас мой партнер в «Трагедиях маленькой девочки» Дмитрий Носков. Я восхищаюсь этим человеком. Он талантливый музыкант, композитор, который не так давно стал сам выходить на сцену и создал программу из песен Фрэнка Синатры. Нужна большая смелость, чтобы взять на себя роль известного всем человека. И хоть Дима — не профессиональный актер, я вижу, как он растет с каждым спектаклем, как переживает, как старается. И как его роль становится все глубже и глубже.

            А второй партнер — Александр Аксёнов. Он играет камердинера Фрэнка. Мы знакомы давно, служим в одном театре, у нас несколько совместных работ. Я была настолько в нем уверена и в профессиональном смысле, и в человеческом, что предложила присоединиться к нам.

Еще есть Серж Эскузян, наш бессменный пианист. Такая изюминка спектакля. Мы много думали и об этой роли, рассматривали вариант, чтобы пианистом был Джордж Джейкобс, камердинер. Эта шальная идея и сейчас сидит у нас в голове. Серж тоже поддерживает замысел.  Может быть, так и случится когда-нибудь. Наша команда, я считаю, потрясающая и очень дружная. Будем верить, что нас ждет большое будущее с этим спектаклем.

— Спектакль покажут в рамках фестиваля джазового вокала Jazzman. А какие у вас отношения с джазом? У вас есть музыкальное образование?

— С уважением отношусь ко всем жанрам музыки. В молодости меня штормило от панка и металла до советских романсов. Не могу себя назвать джазовым фанатом, хотя знаю этот жанр хорошо. Я, скорее, ближе к рок-музыке. Но, тем не менее, мне интересно повариться в любом материале. Это нормальное актерское рвение. Музыкального образования я не имею, но в театральных вузах музыке уделяется внимание. Плюс я пою почти во всех спектаклях. Сейчас театр — искусство синтетическое, когда нужно уметь все: петь, играть, танцевать. И поэтому я уже вроде как превратилась в артистку мюзикла.

Сейчас театр — искусство синтетическое, когда нужно уметь все: петь, играть, танцевать

— Расскажите, пожалуйста, немного о своем становлении, как актрисы: где вы учились, как шли к тому, чем занимаетесь сейчас.

— Я из творческой семьи: папа — режиссер театра, мама — балетмейстер, постановщик, хореограф. Так что моя судьба была предрешена (смеется). Впервые на сцену я вышла в 4 года. В театре у папы играла фею Крошку в сказке «Спящая красавица» и Королеву мышей в «Кот в сапогах». Можно сказать, что я выросла в театре. Пока у родителей репетиции, мы бегали за кулисами, спали в костюмах. Такое классическое детство детей творческих родителей.

            Был период, когда я думала стать журналистом, чтобы бесплатно ходить на рок-концерты и общаться с кумирами. Одно время мне пророчили дизайнерское будущее. Шить я продолжаю, и в прошлом году запустила свой бренд MELLDress. Пока выпустила две коллекции, но для себя  отшиваю давно. Всегда на красных дорожках появляюсь только в своих нарядах.

            В Борисове училась в школе искусств, которую закончила по классу «Хореография». Пела в фольклорном ансамбле, училась играть на пианино, потом на гитаре, на балалайке. Самостоятельно освоила еще флейту, губную гармонь. В руки как-то мне попалось банджо, на нем научилась несколько мелодий играть. В общем, я такая. Все, что попадалось, хватала и хотела освоить.

Нужна большая смелость, чтобы взять на себя роль известного всем человека

            После школы поступила в Белорусскую академию искусств. Актерская школа там прекрасная! Единственный минус, что нет таких знакомств, уже сразу, со студенческих времен, как здесь, учась в Москве. Сейчас проще: есть интернет, и можно найти любую информацию. 15 лет назад с этим было сложнее. Когда я приехала в Москву в 2006 году, не знала ничего и никого. Может, в этом и был плюс. Я меньше боялась людей, известных фамилий. И в этом, наверное, была моя прелесть.

— 2019 год — Год театра в России. Какие у вас планы на этот год, где мы вас сможем еще увидеть?

— В прошлом году выпустила 6 новых спектаклей с большими ролями. И пока, дай Бог, с ними справиться. Где меня можно увидеть? Например, 27 марта, в День театра, в Санкт-Петербурге покажем мюзикл «Маяковский», где играю Лилю Брик. В Москве этот спектакль идет на сцене «Театра Луны». 10 мая в ДК Выборгский состоится спектакль «Розы из Райска» от театра «Поехали». Это история выжившей заключенной Освенцима и ее встреча с надзирательницей 20 лет спустя.

Что касается телевизионных проектов, то с 12 апреля на НТВ стартует сериал «Ростов». Моя героиня — товарищ Орлович, начальник особого отдела ЧК. А так, следите в Инстаграме, Фейсбуке, я там всегда выкладываю анонсы со спектаклями, с премьерами кино.

Беседовала Екатерина Соловей