Петербург
Москва
Петербург
Журнал Historicum – будущее тоже станет историей

Журнал Historicum – будущее тоже станет историей

Дорогие читатели! Мы часто говорим сейчас о свободе нравов в XXI веке. А что думали и как действовали в этом направлении наши предки в начале XX века? Были ли они по-пуритански сдержанными или совершенно свободными от предрассудков и норм? Этим вопросам посвящен авторский материал Сергея Ерженкова «Красный Эрос».

В первое десятилетие советской власти Россия была самой свободной от нравственных предрассудков страной. Наблюдая за бунтом чувственности, охватившим страну, Ленин с удовлетворением отмечал: «В области брака и половых отношений близится революция, созвучная пролетарской».

«Новость: на днях в Москве появились совершенно голые люди, – записал в своем дневнике Михаил Булгаков 14 сентября 1924 года. – Мужчины и женщины с повязками через плечо «Долой стыд». Влезали в трамвай. Трамвай останавливали, публика возмущалась». Белогвардеец Александр Трушнович так отразил встречу с членами этого общества: «На центральной площади Краснодара появился совершенно голый, украшенный только лентой с надписью: «Долой стыд! Долой мещанство! Долой поповский обман! Мы, коммунары, не нуждаемся в одежде, прикрывающей красоту тела! Мы дети солнца и воздуха!».

Когда на улицах советских городов впервые появились обнаженные люди из общества «Долой стыд», наверное, нашлись те, кто вспомнили слова Энгельса: «В каждом революционном движении вопрос свободной любви выступает на передний план». Хотя нет. Энгельса мало кто еще знает, теории классиков марксизма – пока непостижимая для большинства советских людей наука, что-то расплывчатое, «из Германии туманной учености плоды». Слова и мысли запаздывают, но все понимают наступившие перемены каким-то нутряным чувством. «Свобода приходит нагая, бросая на сердце цветы, и мы, с нею в ногу шагая, беседуем с небом на ты» (Велимир Хлебников).

Видная революционерка и первая в истории женщина-министр Александра Коллонтай в своей программной статье «Дорогу крылатому Эросу» писала, что будущие поколения перестанут обращать внимание на форму любовных отношений, поскольку идеология рабочего класса не ставит никаких внешних границ любви. Коллонтай настаивала на том, что инстинкт собственничества, свойственный главным образом ревнивым самцам, должен эволюционным путем отпасть, а традиционный брак воспринимала как атавизм и пережиток буржуазного прошлого. Ее идеалом была эллинская традиция, отменявшая определение любви как союза одного мужчины и одной женщины. Новая мораль… Тогдашняя Советская Россия была живой иллюстрацией одной из главных концепций Фрейда о взаимозависимых влечениях к жизни и смерти. Эрос и Танатос, вожделение и смерть, сплелись в одной безудержной любовной пляске.

«Старухи крестились, говоря: «Апокалипсис! Конец света!» – и растерянно спрашивали у прохожих: «Что ж это? И нас заставят раздеться?» – вспоминала художница Наталья Северцова-Габричевская свою встречу с членами общества «Долой стыд». Поэт Максимилиан Волошин сумел всего в нескольких строках выразить эти апокалиптические предчувствия с явным сексуальным подтекстом: «Так семя, дабы прорасти, должно истлеть… Истлей, Россия!»

Конец прекрасной эпохи

Конец сексуальной революции положил Сталин. Наступала новая эпоха. Эпоха, в которой тело переставало принадлежать человеку и изымалось из личного владения в пользу государства. Отныне тело становилось социалистической собственностью.

Гигантские по размеру, давящие своей величественностью и первобытной ассирийско-вавилонской мощью – так художественные критики тех лет описывали две гранитные моментальные скульптуры Ленина и Сталина, установленные на канале имени Москвы в 1937 году. На их сооружение ушло около двадцати железнодорожных составов крупнозернистого серо-розового гранита, отдельные глыбы весили до ста тонн. Пять тысяч рабочих, большую часть которых составляли зеки, высекали из гранита будущее новой страны. Автором этого монумента был лауреат двух сталинских премий Сергей Дмитриевич Меркуров. В советских энциклопедиях о нем пишут, как о «художнике, который довел до высокого искусства технику посмертной маски». Но если копнуть глубже его творческую биографию, то перед нами вновь оживет Фрейд со своими неразлучными Эросом и Танатосом. На досуге, отдыхая от тяжеловесных форм, Меркуров рисовал озорные и незатейливые картинки. В его «Азбуке для взрослых» каждая буква алфавита – сексуальная поза. Настоящий художник.

Всем желаем добрых и солнечных весенних майских дней вместе с HISTORICUM!

И помните – будущее тоже станет историей.

Подписаться на журнал HISTORICUM можно по адресу: http://historicum.ru/subscriptionpage

12 мая 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация