Отечественное кино принято воспринимать не как развлечение, а как пыточный инструмент: и смотреть скучно, и шутки дурацкие, и духовности маловато. Так что в каком-то смысле обозреватель Time Out, находясь на «Кинотавре», страдает за свои и чужие грехи — однако не всегда, далеко не всегда. Вот фильмы последних трех дней фестиваля в градации от «испанского сапога» до легкой жажды.
Previous

«Подбросы». Подмосковная школа Х

2/6

Реж. Иван И. Твердовский

У главного героя, которому едва исполнилось шестнадцать, врожденная анальгезия — он не чувствует боли, и поэтому за ним нужен постоянный присмотр. Из-за этой болезни от него отказалась мать, так что мальчик живет в интернате. Однажды мать, взявшаяся вроде бы за ум, приезжает за ним и забирает к себе. Она нашла сыну работу: он должен бросаться под машины, чтобы потом целая группа из сотрудника ДПС, врача, прокурора, адвоката и судьи могла вымогать деньги с водителя за прекращение уголовного дела. 

Если «Два билета домой» несовместимы с чувством эстетики и естественности, то «Подбросы» прямо оскорбляют зрительский разум. Чего стоит один только сотрудник полиции, который после получения взятки зовет главного героя делить деньги по громкой связи из машины. Точно таким же образом он устраивает разносы и делится подробностями злодейских планов — орет на всю улицу. Состоятельные люди раз за разом нанимают одну и ту же адвокатессу со скучающим лицом, а свидетельские показания в суде раз за разом дают одни и те же люди. Это можно было бы воспринять как некое авторское высказывание о беспределе в России — но в «Подбросах» все слишком вещественно и привязано к реальности. Применить такой взгляд к не существующим в России бэби-боксам — еще куда ни шло, но рассматривая как символ или сатиру все остальное, легко заполучить расходящееся косоглазие. 

Похвастаться актерскими работами «Подбросы» тоже не могут. Единственный, кто по-настоящему хорош — Денис Власенко в роли ласкового, как теленок, слегка заторможенного мальчика. Все остальные получили роли слишком картонных персонажей, чтобы сыграть хоть что-нибудь. В особенности это касается Максима Виторгана, которого, кажется, позвали по тому же принципу, что и Данилу Козловского в «Матильду» — «чтобы было». Не считать же, в самом деле, ролью монолог о том, что «все люди делятся на два типа». К тому же этот монолог — единственная в фильме вещь, которая выглядит более противоестественно, чем мать, разгуливающая перед взрослым сыном в одном белье. Хотя нет: есть еще интернат, так и не хватившийся воспитанника.

Next

Спецпроект

Загружается, подождите ...