Понаехал и понаоставался: Семен Штейнберг

Семен Штейнберг блестяще сыграл главную роль в новом спектакле Кирилла Серебренникова «Кафка», а сейчас он вместе с другими актерами «Гоголь-центра» показывает «Мертвые души» на театральном фестивале в Авиньоне. Актер рассказал Time Out об ощущении свободы после переезда в Москву, о доверии к самому себе и о любимых ролях.

В каком городе вы родились? И когда переехали в Москву?

Родился в городе Энгельсе в Саратовской области, а в 2001 году поступил в театральное училище имени Щукина и с тех пор живу в Москве.

Какой вы представляли себе Москву до того, как сюда переехали?

До переезда я приезжал в Москву, и для меня она была красивым красно-золотым городом с куполами, Кремлем, большими возможностями и интересными людьми.

Какое представление о Москве оказалось ложным?

Я — почти ребенок из семьи — переехал в большой город, остался один, где повсюду машины, никому не было дела до меня, никого не знал, это пугало. Потом привык. 

Что оказалось сделать легче, чем вы думали?

Думал, что я заряжен на работу, на результат, а понял, что хочется ничего не делать вообще. И это оказалось легче всего. 

А труднее?

Верить себе, своему затхлому огоньку, который имел свое мнение, нес свой характер. Со всех сторон было большое влияние, а мое мнение подвергалось критике и сомнениям. Доверять себе оказалось действительно тяжело.  


Что вас удивило в Москве?

Что город оказался моим городом. Потому что я был один в этом городе. До этого был в семье, в Энгельсе, Саратове, там много родственников, которые меня контролировали, а в Москве — только я и город. Могу пойти, куда захочу, могу не приходить домой, гулять всю ночь с друзьями. Свобода. 

К чему вы сих пор не можете привыкнуть?

К людям. Понимаю, что сам такой же, но все равно привыкнуть не могу. Я бы, наверное, испугался, если бы увидел обратное, но не могу привыкнуть к закрытости, хамству, взглядам в землю, недоброжелательности друг к другу. 

Где вы живете сейчас? И чем этот район вам нравится?

Живу в Коньково недалеко от метро «Беляево». Нравится, потому что у меня там квартира, район малонаселен — по крайней мере, в той части, где я живу, хорошая инфраструктура, есть Битцевский парк, по которому приятно ходить.

Где вас чаще всего можно встретить в Москве?

В «Гоголь-центре». Люблю Парк Горького, Сад имени Баумана и вообще тот район, места рядом с Таганкой, Китай-город. 

Какие ваши любимые заведения в Москве?

Частенько бываю в замечательном ресторане «Труффальдино», где очень вкусная пицца. Но вообще я не любитель шастания по барам, всей этой музыки. Меня друзья постоянно куда-то приводят, но я не могу запомнить заведения. Пока не нашел место, которое бы отвечало моим запросам.

Чем отличается Москва от вашего родного города?

Это две разные планеты. Там каждый друг друга знает, все на виду, а в Москве всем неинтересно, что происходит в соседней квартире. Совершенно другой ритм жизни. У меня в городе все было понятно, спокойно, а здесь — непредсказуемо, волнительно. Но мне нравится компиляция этого, грамотное чередование.

Когда планируете уехать?

Я хочу жить там, где у меня работа, которую я очень люблю. Наплевать, если работа окажется в не очень комфортном месте для жизни. Но было бы здорово, если бы она оказалась в каком-нибудь приморском городе, где тепло круглый год.

Вам удалось удивительно реалистично передать мир и жизнь Франца Кафки. Его можно потрогать, покрутить с разных сторон. Time Out даже предложил вручить вам премию «за умение Кафку сделать былью». Как это получается, учитывая, что за весь спектакль вы произносите всего несколько реплик?


Я еще не осознал, что получилось что-то сделать, потому что мы сыграли всего два спектакля, и, на мой взгляд, еще много работы предстоит сделать. Мы пытались передать его визионерство. Франц Кафка всегда мало говорил, а если и говорил, то очень точно и вовремя. Он жил за стеклянной стеной и от этого казался людям недосягаемым, обладающим святостью. Понятно, что все происходящее, в том числе и в 1930-е, он пропускал через свои нервы, мозг, душу. Только не его, а мою. Я не знаю, какой он был человек, — основываюсь на том, что прочитал и перевел на свой язык.  

В конце июля на фестивале в Авиньоне вы будете играть в «Мертвых душах». Как думаете, смогут иностранцы понять и оценить эту постановку? Ведь субтитры, которые транслируются во время спектакля, к сожалению, многое упускают. 

Думаю, смогут. Туда приезжает публика искушенная, образованная, а «Мертвые души» — это шедевр мировой литературы. Мало кто незнаком хотя бы с сюжетом произведения. Приблизительно люди будут представлять, что происходит. У нас уже был опыт, когда на венском фестивале мы играли иностранцам, и спектакли прошли очень хорошо. Надеюсь, что повторим успех, но волнуюсь, если честно. 

Какая роль любимая? И можно ли будет вас в ней увидеть в следующем сезоне?

На данный момент любимые роли — Франц Кафка и Дмитрий Гусев в спектакле «Девять», который мы играем на малой сцене («Гоголь-центра» — прим. Time Out), по фильму «Девять дней одного года» Михаила Ромма. В следующем сезоне будем все это играть. Еще нравится и Чичикова в «Мертвых душах» играть, и в «Кому на Руси жить хорошо?», и совершенно непредсказуемые «Русские сказки». 

Спецпроект

Загружается, подождите ...