Москва
Москва
Петербург
Что смотреть на «Золотой маске»

Что смотреть на «Золотой маске»

Легендарные декорации Александра Головина как главный герой спектакля Валерия Фокина, настоящая королева Наталья Тенякова в постановке Константина Богомолова и пьеса Гольдони, превращенная Андреем Жолдаком в «Интерстеллар».

Начнем с тяжеловесов, то есть с лучших спектаклей в номинации «Большая форма».

«Юбилей ювелира», МХТ им. Чехова

Пьеса «Юбилей ювелира» британки Николы Маколифф написана для двух возрастных бенефициантов — чтобы зал смеялся, плакал и умилялся. Константин Богомолов, ставивший ее к недавнему 80-летию Олега Табакова, поступил жестко: заставил артистов говорить будничными голосами, а все чувства перевел в титры, которые появляются на экранах. Однако такого достойного спектакля о старости и таких королевских ролей, как у Олега Табакова и Натальи Теняковой, не было давно.
18 и 29 марта

 

«Маскарад. Воспоминания будущего», Александринский театр, Санкт-Петербург

Валерий Фокин реконструировал знаменитый «Маскарад» Мейерхольда (премьера которого совпала с революцией 1917 года), соединив его с эпизодом современной криминальной хроники. Главным героем стал не циничный убийца Арбенин (Петр Семак), а великие, прямо скажем, декорации Александра Головина, тонко вписанные в сегодняшний спектакль художником Семеном Пастухом. Так же тонко существует на сцене актер Николай Мартон в роли Неизвестного: с одной стороны, он абсолютно современен, с другой — он, похоже, единственный, кто сегодня владеет манерой игры классических актеров Александринки.
8 и 9 апреля на сцене МХТ им. Чехова

 

«Пьяные», БДТ им. Товстоногова, Санкт-Петербург

Андрей Могучий, уже третий сезон реанимирующий великий некогда театр, поставил пьесу Ивана Вырыпаева. Это очень смешной и очень грустный спектакль, после которого ясно, что, во-первых, в БДТ полным-полно блестящих и совсем еще не старых артистов, во-вторых, что Могучий силен не только в визуальном театре, но способен плести психологическое кружево, которого сегодня днем с огнем не сыщешь. А в-третьих — что истина по-прежнему в вине.
29 февраля на сцене Театра им. Моссовета

 

«Обыкновенная история», «Гоголь-центр»

Кирилл Серебренников сохранил основные характеры и сюжетные линии хрестоматийного романа Ивана Гончарова, но перенес действие из Петербурга XIX века в современную Москву. Сюда, к циничному дядюшке, промышляющему «добычей света», приезжает, прихватив гитару, провинциальный юноша Саша Адуев (Филипп Авдеев). Все, что с ним происходит дальше, до боли знакомо — вот именно до боли. Кинопродюсер Алексей Агранович, сыгравший дядюшку, выдвинут на «Маску» неслучайно — мало кто умеет существовать на сцене так умно и в то же время естественно.
9 и 10 апреля

 

«Кабаре Брехт», Театр им. Ленсовета, Санкт-Петербург

Эклектичный, острый, как публицистика, и неудобный, как очередная пощечина общественному вкусу, спектакль режиссера Юрия Бутусова основан на текстах одного из главных для него авторов — Бертольда Брехта. Он начинается с антифашистского манифеста драматурга, а заканчивается монологом-признанием, в котором игравший Брехта актер, вчерашний студент Сергей Волков, по-брехтовски выходя из роли, признается залу, что не согласен идти ни на какую войну — он предпочтет быть беженцем или дезертиром.
30 и 31 марта на сцене Театра им. Пушкина

 

«Zholdak Dreams: похитители чувств», БДТ им. Товстоногова, Санкт-Петербург

Если вдуматься, то украинский режиссер Андрей Жолдак делает с пьесой Карло Гольдони «Слуга двух господ» почти то же, что и итальянец Джорджо Стрелер, в середине XX века подмешавший к ней долю масскульта и начавший с нее свой «театр для людей». Все логично: итальянский площадной театр — это и есть масскульт эпохи Возрождения. Разница в том, что жолдаковский масскульт — новейшего космического замеса. Как в фильме «Интерстеллар»: на Земле все вытоптано и нечем дышать, и надо осваивать новые миры. Вот так и в театре — режиссеры ищут новые возможности для воплощения истоптанных сюжетов, чтобы те зажили и задышали, пусть и на другой планете. Эксперимент Жолдака удался на все сто, а уж как играет в нем молодая поросль БДТ — приятно смотреть.
1 марта на сцене Театра наций

 

Конкурс в номинации «Малая форма» будет не менее острым.

«Теллурия», Александринский театр, Санкт-Петербург

Спектакль молодого, но уже увенчанного несколькими «Масками» режиссера Марата Гацалова по роману Владимира Сорокина. Разумеется, это не весь роман, а скорее ощущение от него, переданное с помощью суперсовременной музыки Владимира Раннева, видеоряда медиахудожников Антона Яхонтова и Юрия Дидевича и фантастически смелых актеров, покоряющих открытый космос сорокинского текста.
8 и 9 апреля на сцене Центра им. Мейерхольда

 

«Беккет. Пьесы», театр Post, Санкт-Петербург​

Еще один молодой лауреат «Маски», поклонник театра формы и творчества Джона Кейджа, Дмитрий Волкострелов поставил поздние пьесы Самюэля Беккета, многие из которых прежде даже не переводились на русский. В них нет характеров, сюжета и диалога, иногда нет и самого текста — он заменяется авторскими ремарками. Но если вы любите формальное искусство, то непременно получите удовольствие, разглядев в 15-минутном почти бессловесном этюде краткую энциклопедию театрального авангарда XX века.
20 и 21 марта на сцене культурного центра «ЗИЛ»

 

«Элементарные частицы», театр «Старый дом», Новосибирск

Режиссера Семена Александровского московская публика запомнила после спектакля «Присутствие», поставленного с актерами Театра на Таганке, — ему удалось не только восстановить историю создания знаменитого «Доброго человека из Сезуана», но и проникнуть внутрь режиссерского метода Юрия Любимова. В «Элементарных частицах», выпущенных с новосибирскими актерами, режиссер тоже воссоздает новейшую историю, анализируя одну из самых светлых советских утопий — идею создать город науки и город будущего. И горько наблюдает, как эта утопия терпит крах. Как всегда у режиссера Александровского, необычная форма спектакля — часть его содержания.
12 и 13 апреля на сцене Студии театрального искусства​

 

«Таня-Таня», театр-студия «Грань», Новокуйбышевск

Почти 20 лет назад 20-летняя Оля Мухина написала текст, давший начало всей новой драме — выспренний, полный чеховскими ассоциациями и пятью пудами любви. Охлобыстин ухаживает за Зиной, но любит Таню, Таня любит товарища Иванова, а Иванов взял и соблазнил еще одну Таню, совсем юную. Денису Бокурадзе, режиссеру и руководителю театра, где всего-то шесть актеров (седьмую роль играет он сам), удалось не только дать пьесе новое дыхание, но и создать продуманный до мелочей мирок, сотканный из прихотливых фраз и смешных ритуалов. Здесь танцуют под старые пластинки, пьют по утрам шампанское, бьют от ревности стекла, телефонную трубку вешают на вешалку в прихожей, а свет включают щелчком пальцев. Лучшего доказательства, что новая драма бывает поэтичной, нежной и очень театральной, давно не появлялось.
16 марта на сцене Театра наций

Продолжение следует. О лучших спектаклях в номинации «Эксперимент» и программе «Маска плюс» читайте в следующем обзоре Time Out.

Полная версия программы фестиваля: www.goldenmask.ru

19 февраля 2016,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Лучшие музыкальные спектакли

Лучшие музыкальные спектакли

Опера с индийскими мотивами, кантата-оратория на тему комментариев в интернете, симфония на старинных звуковых аппаратах, японский балет и мюзикл по Хармсу — и их композиторы.

«Гоголь-центр» отпраздновал трехлетие и объявил о своих планах

«Гоголь-центр» отпраздновал трехлетие и объявил о своих планах

«Иоланта» по опере Чайковского, «Машина Мюллер» по классике немецкого постмодернизма, пять постановок о поэтах Серебряного века и детский спектакль «Море деревьев» — во время празднования годовщины худрук Кирилл Серебренников рассказал о планах на будущие сезоны.

Евгений Каменькович: «Мы не задавались целью развенчивать шестидесятников»

Евгений Каменькович: «Мы не задавались целью развенчивать шестидесятников»

В Мастерской Петра Фоменко вышел спектакль «Волемир» по пьесе Фридриха Горенштейна, русского драматурга конца XX века, соавтора Тарковского, Хамдамова и Кончаловского, пьесы которого практически не ставились. Time Out побеседовал с худруком Мастерской и режиссером спектакля Евгением Каменьковичем.

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация