Москва
Москва
Петербург
Москва — столица Украины

Москва — столица Украины

Timeout.ru знакомит Москву с ее самым большим «иностранным» землячеством — украинским.
Столичная пресса всегда с охотой писала о немцах, евреях или, скажем, итальянцах в Москве. А вот об украинцах — самом большом землячестве города — журналисты забывают: то ли экзотики маловато, то ли руки не доходят. И зря. При знакомстве с украинской Москвой мы узнали, почему украинцы не ходят в рестораны родной кухни, поговорили с нанотехнологами и телезвездами, вляпались в хохлосрач и потравили анекдоты про москалей/хохлов.




Завоеватели Москвы
Подробнее








Сало русское едят. Неохотно
Подробнее








Вдарим гопаком по врагу
Подробнее








Тигры освобождения хохлосрача
Подробнее








Анекдоты про москалей/хохлов
Подробнее






История вторжения

Завоеватели Москвы

Как и все, кто сделал карьеру в Москве, столичные украинцы — люди занятые. Веру Брежневу , мчащуюся со съемок на запись, а оттуда — на гастроли, отловить так и не удалось, Анастасия Заворотнюк смогла выкроить всего минутку, чтобы сказать, что коренной украинкой себя не считает, поскольку родилась в Астрахани… Однако и без них украинцев-москвичей-звезд так много, что на беседы только со звездами не хватило бы года: Виктюк, Писанка, Христенко, Олег Кулик, — можете сами продолжить список. Пришлось говорить просто с интересными состоявшимися людьми.

Телезвезда
Светлана Варецкая, известная широкой публике по роли в сериале «Кадетство», уже вполне сложилась как актриса, когда переехала в Россию. Роли в театрах Киева, Днепропетровска, Белгорода сделали её известной на родине, одинаково легко играла Варецкая и на русском, и на украинском. Однако ей хотелось в Москву — что-то чеховское в этом было, необъяснимое. Оказаться в столице довелось не в самые лучшие времена: в начале 90-х кино и театр едва выживали. Но Варецкая не опустила руки. «Многие жалуются, что в Москве трудно, что люди тут не обращают внимания друг на друга, — замечает актриса. — А мне кажется плюсом, что каждый москвич погружён в себя и свои дела. Вообще, если у тебя есть цели, требующие приложения всех твоих сил, — жизнь в Москве не воспринимается как какой-то стресс». У Варецкой случаются приступы ностальгии, вспоминается Киев — Подол, Крещатик, Днепр… Но внешних атрибутов украинской жизни она в Москве не ищет. Зачем? Москва самодостаточна — и актриса ее любит.

Нанотехнолог
Где можно было эффективно заниматься наукой в советские времена? Ясное дело — в столице. В лето Московской олимпиады выпускник одной из школ города Берегово (Закарпатская область) Виктор Тимошенко поступил на физфак МГУ. И ведь не нравились ему большие города, и Москва-то не особенно влекла… Но выбирать не приходилось — большая советская наука делалась в столице СССР. Проводившая спортивные торжества Москва приятно удивила тишиной, малолюдностью и чистой. А москвичи от нормальных людей ничем кардинально не отличались. Так Тимошенко стал москвичом — закончил аспирантуру, защитился, остался при кафедре. Лет пятнадцать назад, когда про нанотехнологии в мире знали единицы, и В.В. Путина с его госпрограммой среди этих единиц не было, Тимошенко занялся проблемой изготовления простейших наноструктур: квантовых точек, нитей и ям. Вскоре точки и ямы оказались необходимыми для производства сверхбыстрых компьютеров и лекарств от рака и СПИДа. Неожиданно ставшая сверхмодной нанотема не смогла оторвать Тимошенко от Москвы. Если бы он искал комфорта, жил бы давно «где-нибудь в Германии» (приглашали не раз и звали остаться). «Адаптироваться к Москве невозможно», — спокойно говорит ученый. И продолжает жить и работать здесь без адаптации.

Современный художник
Сергей Чайка в Москве четвёртый год. Родился в Тернополе на западе Украины, учился на родине и в Европе, вполне успешно занимался живописью — и вот как-то раз товарищ потащил Чайку на выставку в Москву. Город Сергею понравился, он решил остаться, нашел мастерскую в центре города, стал бывать на московских арт-тусовках. В конце концов выставился на ярмарке «Арт-Москва» и в пафосной галерее «Триумф». Оттуда его работы попали в коллекции всяких важных людей и корпораций. В отличие от другого уроженца Украины, Олега Кулика, Чайка занимается именно «старомодной» живописью, и это его устраивает. «По культуре я абсолютно украинский человек, — говорит он. — Проявляется это скорее внутренне, чем внешне. Но я не акцентирую на этом внимание, чтобы не впасть в маньеризм». Для художника очень важно не быть замкнутым в рамках какой-то одной общины, а свобода, которую обеспечивает мегаполис, развивает творческую личность. «У меня не было цели покорить столицу, и я не пытаюсь сделать Москву родной. Я наблюдатель и участник культурного процесса — это интересно. Москва — хорошее место для творчества. Если завтра эта ситуация изменится, значит, что-то изменится в моей жизни».

Главный юрисконсульт
Главный юрисконсульт Управления развития финансовых рынков Московской межбанковской валютной биржи Дмитрий Ленчиненко приехал из Винницы тридцать лет назад. Дитя империи, он устремился из провинции в столицу, чтобы принести государству максимум пользы. Учился, женился, работал. И временами тосковал по Украине. «До сих пор мне приятнее читать по-украински, чем по-русски. И, выбирая место отдыха, я кроме как о Крыме ни о чём не думаю», — признаётся Дмитрий. Но Москва, конечно, не оставляет человека неизменным. Первой, по свидетельству Ленчиненко, уходит склонность пребывать в покое. Потом человек становится менее открытым. На третьем году жизни в Москве наш герой стал рациональным, так что из Крыма всегда возвращается сюда.


Вернуться в начало Сало русское едят. Неохотно

Для монологов украинских москвичей о земле, ландшафте, плодах, красивых людях, языке, вкусной еде характерны слова «приятно», «обильно», «ярко» и «хорошо» … И всё подобное либо находится на Украине, либо оттуда происходит. Наши собеседники признались, что не ходят ни в украинский культурный центр, ни в рестораны национальной кухни. В их показной нелюбви к московско-украинскому общепиту виноваты вовсе не повара «Корчмы» или «Шинка»… Москва, как ни крути, не Украина. Всё здесь другое: продукты, воздух, вода, сознание, наконец. Кто сказал, что в Кафе «Пушкинъ» варят отличный борщ? Глупость! Те, кто воспитан на неподдельной украинской еде, знают цену московским пампушкам, котлетам по-киевски и замороженным вареникам-полуфабрикатам.

Да, в московских супермаркетах и на рынках можно найти неплохое сало. Основные сорта горилки тоже есть… Но одной-то горилкой сыт не будешь. Питание всё-таки оставляет желать лучшего. С точки зрения большинства украинцев — всегда! Хотя Павел Жаров, шеф-повар «Уваги» — первого украинского пивного ресторана в Москве — утверждает, что украинцы часто лукавят — ходят они к нему, и с удовольствием. Но с тем, что купить нужные продукты здесь не так просто, шеф согласился. «Сложно найти оптимальное соотношение цены и качества. Блюдо, приготовленное из первоклассных продуктов, будет дорогим. Могу поручиться, это не понравится традиционно экономным выходцам с Украины». Игорь Стёба, шеф-повар ресторана «Хуторок» считает, что во всем виновата не бережливость, а бабушка. «В любой украинской семье рецепты домашней кухни уникальны. И пирог, который пекла кому-то его бабушка, уже никто никогда не сможет для него приготовить». Впрочем, по наблюдениям шефа, украинцы намеренно преувеличивают свою придирчивость: «Когда мы только начинали, я работал бок о бок с известным шеф-поваром из Украины. Уезжая, он попросил подарить ему несколько наших рецептов».


Вернуться в начало Вдарим гопаком по врагу

Для тех, кто ищет «щирой» украинской культуры, в сердце столицы — на Старом Арбате — работает Культурный центр Украины в Москве. В нем, если верить его сотруднику Юрию Безкровному, культура, искусство, наука, язык и литература представлены практически on-line. Здесь есть библиотека, книжный магазин, языковые курсы и много чего еще. Но если изучать украинский можно и в других местах, то уроки игры на бандуре вы точно нигде больше не найдёте. Господин Безкровный считает, что даже если некоторые выходцы из Украины «утратили духовную связь с родиной», интерес к украинской культуре никуда не денется. Времена меняются, но в Украинскую народную хоровую капеллу Москвы люди всё равно ходят. И гопаком по-прежнему интересуются. Между прочим, некоторые историки считают, что под этот народный танец хитрые запорожцы замаскировали элементы боевых искусств…

Есть в городе и очень приличная Библиотека украинской литературы (ул. Трифоновская, 61, неподалёку от Рижского вокзала). За последний год количество её читателей выросло на треть. Кстати, в День народного единства, ознаменованный уличной потасовкой с милицией, в БУЛ занимались не боевым гопаком, а готовились к вечеру, посвящённому польской культуре. Всяк понимает интернационализм по-своему…


Вернуться в начало Тигры освобождения хохлосрача

Если в реале русские и украинцы мирно соседствуют не только в Москве, то в сети между ними кипит настоящая виртуальная война. В украинских и российских блогах процветает специфическое развлечение с неблагозвучным названием «хохлосрач». Во время «оранжевой революции» хохлосрач расцвел махровым цветом и пованивает из уголков рунета и уанета до сих пор. Хохлосрач непригляден и многообразен. Тут и злобная и совершенно антинаучная ругань о том, кто от кого происходит — хохлы от москалей или москали от хохлов; и полная взаимных оскорблений бесконечная разборка, как правильно писать: «на Украине» или «в Украине» (в статье это дело намеренно запутано); и сюрреалистический диспут по вопросу, должен ли настоящий украинец подавать руку человеку, обозвавшему его «хохлом». По этому пункту копья часто ломаются уже между самими уроженцами Украины. Поди разберись, если прозвище «хохол» пошло от прически запорожских казаков, по польской моде выбривавших голову, оставляя длинный чуб. Однако на Восточной Украине народ предпочитал стричься «под макытру» (то же, что под русский горшок), а в горной (некоторые регионы Карпат) мужчины ходили, как Чингачгуки: свои длинные волосы они заплетали в две косы. Дискуссии на тему, с какого конца надо разбивать национальные яйца, бесконечны и многообразны, а их практическая ценность невелика в отличие от анекдотов, которые москали и хохлы с удовольствием травят друг о друге, улучшая себе настроение.


Вернуться в начало Анекдоты про москалей/хохлов

Анекдоты — самое яркое свидетельство того, что наши народы все-таки братья. Уж больно похож юмор, настолько, что некоторые байки оказались идентичными, подставляй в нужное место слова «москаль» или «хохол» и наслаждайся национальным вариантом.

Например, так:

В роддоме родили русская, украинка и негритянка. Отцов пускают в палату к новорожденным. Медсестра интересуется, смогут ли счастливые отцы понять, где чей ребенок. И предлагает папашам взять младенцев на руки. Хохол/москаль тут же хватает темнокожего мальчугана.
Медсестра искренне изумляется:
— Но этот же не ваш!
— Зато точно не москаль/хохол!

Или так:

Поймали хохол и москаль золотую рыбку — один за голову, другой за хвост. Тому, кто поймал за голову, рыбка пообещала исполнить два желания, за хвост — одно.
Москаль/хохол и говорит: «Хочу, чтобы моя прекрасная страна была обнесена высоким превысоким забором!» Рыбка обнесла. «А теперь хочу, чтобы за этим забором не жило ни одного хохла/москаля». Тут же все испарились. «Ну что, милая, теперь осталось мое желание? — спрашивает оставшийся хохол/москаль. — Так залей же всё за этим забором бетоном по самую верхушку!»

Впрочем, есть и оригинальные варианты. Таков анекдот, где Москва описана как магнит для работящих людей:

— Батьку, а правда, что ваш сын в Москве работает?
— А шо, в крематории служит — москалей палит, а ему за это деньги платят…

Чтобы не было обидно — вот про легендарную украинскую любовь к салу:

Отряд до зубов вооруженных свиней подходит к деревне. Главный кабан спрашивает у мужика: «Хохлы в деревне есть?»

Есть, дорогой кабан, есть в нашей большой деревне Москве, дай им бог здоровья, и всегда будут…


Вернуться в началоИстория вторжения

Понаехали наши браться в Москву давно. Киевской и Харьковской улиц ещё не было, Украинского бульвара и Киевского вокзала — тоже, а гости из Украины уже были. Название улицы Маросейка — это сокращение более старого «Малороссейка». Про Хохловский переулок, думаем, тоже все понятно. А Маросейка названа так потому, что здесь в конце XVII — начале XVIII века находилось Малороссийское подворье, где останавливались украинские гетманы и их свита во время своих приездов в Москву. В разные времена здесь жили Мазепа и братья Разумовские — один из них, как писал Пушкин, «прыгнул в князья из хохлов» по милости императрицы Елизаветы. Фамилии эти и сегодня встречаются в разных московских справочниках. Как и другие, очень внятно говорящие о происхождении их обладателей. Несмотря на некоторую провинциальность в начале и характерное куркульство (сами они называют это бережливостью) украинцы моментально адаптируются в Москве. Милиции, работающей на Киевском вокзале, не так уж часто удаётся задержать украинских нелегалов — под раздачу попадают в основном шабашники из российских регионов.


Вернуться в начало
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация