Сергей Скатерщиков: «У нас практически нет публичных крупных частных коллекций, аукционов и частных музеев»
Основатель компании Skate’s Art Market Research рассказал, как устроен арт-рынок в России.
— Кто покупает современное и классическое искусство в России? Каковы их мотивы? Удачное вложение денег или любовь к искусству? Что именно больше всего покупают русские?

— Спрос в России на искусство поляризован между ультрабогатыми гражданами, которые искусство в России практически не покупают и предпочитают собирать свои коллекции на международных аукционах и в галереях за рубежом, и средним классом в возрасте от 25 до 45 лет, готовым приобретать новое современное искусство у молодых галерей в Москве и Петербурге. Вторая группа коллекционеров наиболее интересна, поскольку ее искренне интересуют современные традиции в мире искусства, и эти покупатели растут вместе с их коллекциями, создавая постепенно все более питательную художественную среду в России.

— Отличается ли в этих вопросах Россия от Запада?

— Да, конечно, современное интеллектуальное коллекционирование только формируется в России, наши художники и коллекционеры только проходят путь интеграции в мировое художественное сообщество, Россия является пока сравнительно молодым и небольшим рынком в современной структуре мировой торговли художественными ценностями.

— Чем еще арт-рынок в России отличается от западного?

— У нас практически нет публичных крупных частных коллекций, аукционов и частных музеев, играющих столь значительную роль на западном арт-рынке, художественное образование в средней и высшей школе тоже пока в значительной степени находится под властью советского образовательного канона…

— Существуют ли на арт-рынке тенденции и мода? Что модно и немодно покупать сегодня? Можно ли спрогнозировать, что станет модным завтра?

— Конечно. Здесь огромную роль играют арт-ярмарки и музеи, они являются законодателями мод в изобразительном искусстве.

— На что стоит обратить свое внимание покупателям искусства? Что бы вы посоветовали покупать сегодня с точки зрения удачных инвестиций? Возможно, есть что-то недооцененное на сегодняшний день, к чему стоит присмотреться?

— Тем, кто хочет смотреть на покупку искусства как инвестиции, я рекомендовал бы держать в голове две модели капиталовложений. Одна предполагает покупку признанных шедевров и ориентирована на сокращение капитала — приобретая работу известных мастеров в ценовом диа па зоне от $1 до $20 миллионов, инвестор «паркует» капитал в активах, которые практически ни при каких обстоятельствах не могут испытать разрушение стоимости, аналогичное падение котировок акций и долгов в кризисных экономиках.

Вторая — чистой воды венчурный капитал — строится на приобретении работ большого числа молодых художников в России и за рубежом и ориентирована на подбор тех художников, которые могут стать новыми «брендами» современного искусства со временем. В рамках этой стратегии не стоит ожидать быстрого возврата на инвестированный капитал и надо быть готовым к тому, что у вас навсегда останутся вместо денег купленные вами картины.

— Как вы относитесь к современному искусству? Можно ли сказать, что покупка современного искусства сейчас сродни покупке статусного автомобиля?

— Да, только этот процесс гораздо более интеллектуален, чем выбор авто. Я считаю современное искусство прекрасным полем для интеллектуального самовыражения и одним из самых перспективных сегментов потребительского рынка в мире.

— Верно ли, что современное искусство на Западе может позволить себе купить представитель чуть ли не среднего класса и с радостью это делает? В России же ценообразование даже на малоизвестное современное искусство делает его предметом роскоши. В чем причина такого несоответствия?

— В невежестве.

— Действуют ли на арт-рынке законы поп-индустрии, когда того или иного художника можно умышленно раскрутить, сделать известным и популярным путем взаимодействия и договоренностей с галеристами, кураторами, арт-критиками?

— Конечно. Наиболее важную роль здесь играет взаимодействие с музеями и уже признанными художниками.

— Каковы, по-вашему, истинные экономические причины массового закрытия московских галерей?

— Старые галереи ориентирова лись на старого покупателя-олигарха и не захотели переориентироваться на новую клиентскую аудиторию. Новые галереи, ориентированные на молодого современного покупателя, развиваются и растут, хотя и не имеют помпезных размеров «старых» галерейщиков.

— Что изменится или, может быть, уже изменилось с их закрытием?

— Ничего.

— Каково на сегодняшний день отношение к русскому современному искусству в мире?

— Все только начинается, но современное искусство России в мировых кругах знают как минимум не меньше, чем у нас дома.

— Кто сегодня обращается к арт-консультантам? Каков их главный запрос? Исключительно денежный или желание быть в «модной струе» тоже присутствует?

— Спрос на арт-консультантов в России пока незначителен.

Мария Соколова

Спецпроект

Загружается, подождите ...