Москва
Москва
Петербург

Рок-н-ролл

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Пьеса Тома Стоппарда, посвященная событиям Пражской весны 1968 года, чешскому интеллектуальному подполью 70-х и «бархатной революции» 1990 года, по которой в РАМТе поставили спектакль.
Проект «“Рок-н-ролл” Тома Стоппарда в России» осуществлен с необычайным размахом. Во-первых, это спектакль в РАМТе. Во-вторых — организованный неугомонным Артемием Троицким благотворительный концерт. И, наконец, изданная в виде книги пьеса.

Пьеса посвящена событиям Пражской весны 1968 года, чешскому интеллектуальному подполью 70-х и «бархатной революции» 1990 года. В репликах героев постоянно всплывают имена Гавела, Гусака, Дубчека и даже Михаила Горбачева. Но главное ее действующее лицо — Сид Баррет. Начинается пьеса с того, что прекрасный молодой музыкант (называемый богом Паном) прыгает в 1968 году через забор кембриджского дома юной хиппушки и наигрывает ей песню «Golden hair», вошедшую двумя годами позже в альбом Баррета «Madcap laughs».

А заканчивается тем, что эта же хиппушка, став на 22 года старше, дарит главному герою — чеху Яну, любовь к которому она пронесла через всю свою не слишком складную жизнь, — пластинку Баррета «Opel», как раз недавно перед этим вышедшую. После чего все отправляются на первый концерт «Роллинг Стоунз» на пражском стадионе — тот самый, на котором присутствовал Вацлав Гавел.

Этот меломанский экскурс не лишний, потому что показывает, что заявление Тома Стоппарда о том, что он написал пьесу о рок-н-ролле, надо понимать буквально. Пьеса, посвященная перипетиям новейшей восточноевропейской политики, просто сочится классическим британским роком. Что и не удивительно по двум причинам.

Во-первых, сэр Том Стоппард, хоть и родился в 1937 году в чешском Злине, по-чешски не помнит ни слова. Так что для него чешская речь героев — такая же смутная музыка, как и русская речь Герцена и Бакунина в «Береге Утопии». А во-вторых — в те годы в Восточной Европе, да и не только в ней, рок и был политикой. Этого в упор не понимает отец хиппушки — несгибаемый коммунист-интеллектуал Макс, отчаянно цепляющийся за классовую борьбу, средства производства и прочий обветшалый хлам, но зато прекрасно понимает его зять-журналист Найджел. Расспрашивая в середине семидесятых чешского доцента, вынужденно ставшего хлебопеком, о диссидентском движении, он сразу оживляется, когда тот упоминает о запрещенной рок-группе. «На самом деле Plastic People — это не про диссидентов», — уверяет Ян. «Это про диссидентов. Уж вы мне поверьте», — настаивает Найджел.

Мы — охотно верим. И завидуем чехам. Потому что у нас не оказалось (по крайней мере, пока что не выявилось) своего «Стоппарда» — благожелательного иностранца русского происхождения, который смог бы настолько адекватно воспроизвести на сцене героические и трагикомические страницы русского рок-подполья. А воспроизвести очень бы хотелось. Особенно сейчас.
6 октября 2011,
Рок-н-ролл
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация