Москва
Москва
Петербург

Нефтяная Венера

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Роман молодого автора Александра Снегирева "Нефтяная Венера" задел главного редактора Time Out Игоря Шулинского.

«Надо про книжку написать. Молодого автора», — сказал мне главный редактор Time Out Игорь Шулинский.

И, предупредив, что сюжет витиеватый, тут же его со скоростью скороговорки пересказал: «Мальчик и девочка полюбили друг друга. Мальчику 17 лет, девочке 18. Девочка забеременела, у них родился сын-даун. Они поначалу от него отказались, но потом родители мальчика забрали ребенка к себе. Прошло 15 лет, мальчик стал архитектором. Как-то раз приехал к родителям и сыну на дачу, мать вместо касторового масла по ошибке глотнула камфорного и умерла. Отец умер на следующий день от сердечного приступа, когда его допрашивали в милиции. Герой остался с сыном-дауном на руках. Этот сын, которого зовут Ваня, где-то украл картину. Оказалось, что неподалеку от их дачи произошла авария — разбился художник, который вез картину заказчику. Ребенок эту картину и украл.

А дальше начинается вообще какой-то сюр: этого художника хоронят в могилу, в которую должны были похоронить родителей героя. Архитектор встречает двух дочерей художника на кладбище, сначала бьет одну них, а потом они становятся друзьями и даже любовниками с той, которую он ударил. Ваня влюбляется в картину, на которой изображена обнаженная дева под струями нефти. Картина называется “Нефтяная Венера”.

Потом оказывается, что эту картину рисовали с матери Вани и как раз для нее. У нее теперь другая семья и другие дети. И в дочерей художника Ваня влюбляется тоже, потому что “любит красоту”. И в самом конце Ваня из-за этой любви к красоте и гибнет, а его отец, который отказался поначалу от сына, чувствует, что потерял что-то очень дорогое. Причем все это написано таким языком, каким уже давно никто не пишет. Просто-просто. Прочесть можно за два часа».

Все это рассказывается Шулинским с интонацией, с какой обычно пересказывают сюжет голливудского фильма. «Надо этого автора разыскать и сделать с ним интервью. Ты понимаешь о чем? О том, что нельзя быть немного беременной. Нельзя ТАК писать в общем-то ни о чем. Этот Снегирев такой гламурный мальчик, найди и поговори с ним».

Нахожу, встречаемся, начинаем разговаривать. Я строю вопросы таким образом, чтобы подвести разговор к нарочитой манере письма и тому, зачем «гламурному мальчику» вообще понадобилось плести такой сюжет а-ля «Дом который построил Джек», где каждый персонаж где-то как-то пересекался со всеми остальными, да еще с ребенком-дауном в центре повествования. Сказка да и только! А то и вовсе спекуляция на больную тему, хотя и талантливо сделанная спекуляция.

И тут после нескольких фраз Александр говорит: «У меня был ребенок-даун. Он умер. Это мой личный опыт». И мой заготовленный наезд по поводу того, зачем таким чудесным простым языком излагать такой манерный сюжет, оказывается неуместным. А роман приобретает совсем другое прочтение.

Читайте также: Интервью с писателем Александром Снегиревым.
12 февраля 2009,
Нефтяная Венера
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация