Новояз карантина: слова и понятия, которые вошли в нашу жизнь, когда мы из нее временно вышли

Гибкость, адаптивность, креативность, способность быстро осваивать ранее неизвестное – все это не про требования к какой-нибудь модной вакансии. Это про наш язык. Изменения, кризисы и перипетии, которые с нами происходят, сразу же находят свое выражение в «великом, могучем, правдивом и свободном». А пандемия, бесспорно, не просто повлияла на наш образ жизни, но и изменила его навсегда. Тайм Аут Петербург вместе с Санкт-Петербургским международным культурным форумом анализирует, какие новые слова и понятия мы приобрели за время карантина.

Коронавирус, или ковид

На первом месте, конечно, самое часто упоминаемое с начала этого года слово. Его мы запомним как атрибут целой эпохи, уместившейся всего в несколько месяцев и стремительно изменившей нашу жизнь. Впервые о коронавирусе мы узнали в декабре 2019 года, когда в китайском Ухане была зафиксирована вспышка заболевания, вызванного вирусом, форма которого напоминает корону (об этом сообщило китайское информагентство «Синьхуа» в начале января 2020 года). Коронавирус сам по себе явление не новое – ученые знают это семейство с 2002 года, когда один из его штаммов заявил о себе эпидемией атипичной пневмонии, а в 2004 году другой штамм вызвал ближневосточный респираторный синдром (MERS). Вирус получил название COVID-19 (от английского Coronavirus Desease 2019 – коронавирусное заболевание 2019 года), а в народе его тут же окрестили «ковид», он же «ковидло» или «ковидла».

Производные на «-дло» и «-дла» недвусмысленно показывают отношение к ковиду: тут ясно звучат ноты отвращения и презрения, выраженные в среднем роде (исторически средний род обладал коннотациями абстракции с оттенками чего-то неизвестного и непостижимого, зачастую – страшного: к примеру, слово «зло» тоже среднего рода), а также в аллюзии на грубое и вульгарное, но откровенное «падла». То есть то, что всем умудрилось испортить жизнь.

Ковидник

Так народ метко обозвал общественное место, где не соблюдаются элементарные правила гигиены и собирается большое количество людей – «ковидник» употребляется в значении «рассадник заразы», и принцип словообразования у него точно такой же – присоединение к корню суффикса «-ник». Чаще всего этим словом называют небольшие магазины, тесные и грязные ‒ например, в соцсетях встречаются обороты вроде: «Пришлось идти в наш дворовый ковидник хлеба купить».

«Ковидник», однако, наглядно показывает, как изменилось наше отношение к гигиеническим нормам: антисанитария, на которую раньше могли закрыть глаза из-за низких цен, сейчас уже воспринимается как возмутительное нарушение норм и правил. Что, конечно же, не может не радовать.

Самоизоляция

Неологизм и новое явление, которое мы восприняли неоднозначно. До марта этого года значения слова «самоизоляция» ограничивались всего двумя: направление во внешней политике, известное также как «изоляционизм», и психиатрический симптом. С 30 марта, когда был введен режим самоизоляции, мы узнали, что может быть и другое значение – добровольное ограничение контактов для предотвращения распространения вируса.

Кто-то свой стресс усиленно заедал – и так появился вариант «салоизоляция». А кто-то стал искать утешения в искусстве: в социальных сетях появилась группа «Изоизоляция», где участники своими силами воссоздают шедевры изобразительного искусства 

Необходимость сидеть дома на удаленке (а то и вообще без работы) в окружении родных и близких 24 часа в сутки многих привела к ухудшению психического состояния, и люди стали искать выход, чтобы вернуть себе душевное равновесие. Кто-то свой стресс усиленно заедал – и так появился вариант «салоизоляция». А кто-то стал искать утешения в искусстве: в социальных сетях появилась группа «Изоизоляция», где участники своими силами воссоздают шедевры изобразительного искусства (отсюда и название группы со знакомым со школьных уроков «изо»), используя подручные средства – туалетную бумагу, закупленную в промышленных масштабах перед началом самоизоляции, гречку, да все что попадется под руку. Группа всего за неделю выросла до сотен тысяч участников, ее поддержали крупнейшие музеи мира, такие как Метрополитен Музей и ГМИИ им. Пушкина, а люди настолько увлеченно творят, что их произведения по креативности иногда даже превосходят оригиналы. Проект оказался так успешен, что продолжает расти, и, судя по всему, группа останется и после снятия ограничений, связанных с самоизоляцией. Ну что ж, красота в очередной раз спасла мир.

Социальная дистанция, масочный режим, бесконтактная доставка

Все эти новые для нас понятия с неновыми словами вошли в обиход с введением самоизоляции. Раньше только интроверты и социофобы думали, что полтора метра – это минимальное расстояние, на котором можно держаться от окружающих в общественных местах. А сейчас для соблюдения социальной дистанции везде нарисовали разметку, известную тем, что пока кто-то стоит на указанном месте в очереди, другой кто-то с пониженной социальной ответственностью обязательно влезет перед ним. Масочный режим, который только называется масочным, а на самом деле включает еще и перчатки как элемент экипировки для выхода в мир, тоже был у нас в ходу исключительно как атрибут японско-китайского образа жизни, пока всех не обязали его соблюдать. Выяснилось, однако, что это довольно трудно и неудобно, поэтому вместо выхода в магазин все больше граждан стали предпочитать бесконтактную доставку продуктов и готовой еды, даже те, кто раньше этим не особо пользовался. Так сервис, хорошо знакомый и привычный хипстерам и миллениалам, стал частью жизни и других так называемых «слоев населения» ‒ в первую очередь пожилых и тех, кто был вынужден соблюдать строгий карантин, вернувшись из-за границы.

Наружа

Кадр из 142-й серии мультфитфильма про Масяню

Сидя взаперти в самоизоляции, человек волей-неволей начинает делить мир на «внутри» и «снаружи», и если внутри, в квартире, безопасно, то там, за пределами своей ойкумены, может быть все что угодно. Об этом Олег Куваев снял 142-й эпизод своей «Масяни», где и прозвучало впервые это слово – «наружа», с легкой руки аниматора отправившись в народ. Оно обозначает весь внешний мир, который раньше делился для нас на конкретные отдельные части: если в «доковидные» времена мы собирались на работу, в торговый центр, театр, парк и так далее, то в период изоляции все эти локации объединились в одну «наружу». К которой у разных людей отношение разное: кого-то она привлекает, а кого-то, как ту же Масяню, пугает. Как открытый космос.

Зум (Zoom), зумиться, зум-вечеринки

Платформа для видеоконференций, о которой до карантина слышали разве что специалисты, всего за пару недель обрела всемирную известность. Несмотря на все нарекания (а у кого их нет), Zoom стал самым популярным средством общения для удаленной работы и учебы, практически вытеснив скайп из-за его невозможности собирать вместе большие группы людей и давать возможность просмотра онлайн-трансляций тысячам зрителей. Как часто бывает, вместе с новым удобным средством общения появился и глагол, обозначающий процесс его использования – мы теперь приглашаем «позумиться» на зум-вечеринки, после того как рабочий день на удаленке с его зум-конференциями будет наконец окончен. Особым шиком считается заказать всем участникам зум-вечеринки одинаковую еду (с помощью бесконтактной доставки, конечно же) и соблюдать оговоренный дресс-код.

Онлайн-бар

Когда наружа закрыта, а зумом умеют пользоваться уже даже дети, резонно возникнет вопрос, почему бы не собраться виртуально – и, как всегда, спрос рождает предложение. Именно в период карантина, когда обычные бары и рестораны наглухо закрыты, появились онлайн-бары – виртуальные комнаты, куда организаторы могут приглашать посетителей по ссылке. Условия простые: налить себе бокал, зайти по ссылке и общаться со всеми, кто в этот момент онлайн (а это могут быть люди не только из разных стран, но и с разных континентов). Отсутствие географических границ – большой плюс, и вполне возможно, что такой формат общения останется востребованным, даже когда «нормальные» бары откроются вновь.

Карантинка, карантиндер и иже с ними

Когда какое-либо явление надолго входит в нашу жизнь, мы так или иначе приспосабливаемся к нему и адаптируем привычные модели поведения под новую реальность. А язык отражает эту адаптацию. Так появились слова, означающие предметы и сервисы, видоизменившиеся под новые потребности. Карантиндером стали называть свидания в Сети (они и раньше существовали, просто во времена самоизоляции стали единственно возможным жанром романтического общения). А карантинки – смешные картинки с мемами – стали отправлять друг другу, чтобы поддержать и рассмешить.

Трикини

Мем, появившийся в конце марта, уже в мае доказал, что в каждой шутке есть доля шутки. Картинка с изображением «трикини» ‒ комплекта из раздельного купальника и аналогичной по цвету маски стала реальностью для обитателей калифорнийского побережья и других курортных мест, когда их правительства открыли общественные пляжи, но обязали находиться на песке исключительно в масках. Эти меры вызвали не только много вопросов, но и волну новых мемов: на них загорелые люди изображены с белыми следами от масок и перчаток. Как анекдот по сети в апреле разошлась и реальная заметка CNN о загорающих нудистах (натуристах) в Чешской Республике, которых полиция заставила надеть маски на пляже.

А тем временем в правительствах стран, готовящихся к началу пляжного сезона, всерьез обсуждают возможность постройки плексигласовых стен вокруг каждого шезлонга. Пляж никогда не будет прежним…

На вынос

В докарантинные времена были кафе и рестораны, торгующие навынос. Но в карантинные сплошь и рядом появились предложения «на вынос» ‒ просто мест общепита, практикующих это, стало больше, и тотальная безграмотность стала более видна.

В докарантинные времена были кафе и рестораны, торгующие навынос. Но в карантинные сплошь и рядом появились предложения «на вынос» ‒ просто мест общепита, практикующих это, стало больше, и тотальная безграмотность стала более видна

И хотя правила русского языка (пока) в этом отношении не менялись, есть подозрение, что такая тенденция может действительно повлиять на появление второго «допустимого» написания правильного слова «навынос» ‒ так же, как когда-то случилось с кофе, который из строго мужского приобрел право менять род на средний.

Кстати

IX Санкт-Петербургский международный культурный форум пройдет с 12 по 14 ноября этого года, и как всегда, одними из самых обсуждаемых в рамках его программы станут темы культуры языка, трендов в массовых коммуникациях, литературы и чтения. Регистрация в профессиональный поток Форума начнется 1 июля на сайте culturalforum.ru

Текст: Светлана Гуляева