«Не надо быть свиньей»: профеминисты — о себе и не только
Город

«Не надо быть свиньей»: профеминисты — о себе и не только

Олег Ушаков 18 марта 2019
28 мин
«Не надо быть свиньей»: профеминисты — о себе и не только

Мужчин, которые поддерживают феминизм, называют профеминистами. Они выступают за гендерное равенство, осуждают патриархат и с разной степенью доходчивости объясняют оголтелым сексистам, что женщина — тоже человек. Одни видят в профеминистах пример для подражания, а другие — предателей рода мужского. Time Out узнал, почему они ратуют за женские права и как феминистические идеалы претворяются в их жизни.  

Кирилл Мартынов, философ, политолог   

Когда ты живешь в России, то в какой-то момент замечаешь, какие разнообразные формы несвободы тут процветают. Мне важно оставаться свободным в самом простом смысле этого понятия: жить так, чтобы никто, и в особенности государство, не вмешивался в мои дела. Я начал разбираться, как работают эти «машины несвободы», от военкоматов до нечестных выборов, которые нас окружают. И пришел к выводу, что самый масштабный источник несвободы в обществах вроде российского — это практики власти мужчин над женщиной, идея о том, что индивидуальная свобода женщин ограничена их гендерной ролью. Всеми этими конструкциями вроде «настоящая женщина должна заниматься воспитанием детей/заботиться о муже/скромно одеваться». 

Рационально рассуждая, я прихожу к выводу, что если половину индивидов в обществе можно ограничивать в их свободе по подобным произвольным поводам, то с ограничениями может столкнуться кто угодно и по любому основанию. Так что это касается и меня. Чтобы быть свободным, нужно поддерживать свободу всех, — и так вы начинаете поддерживать феминизм. 

Эмоциональная сторона вопроса не менее важна: симпатизировать феминисткам можно из-за обычной эмпатии, поскольку отношение к женщинам как к существам второго сорта оскорбительно. 

Есть мужчины, которые очень переживают из-за феминизма, особенно комично выглядят их публичные жалобы на то, что «нормальный мир», в котором можно было стукнуть кулаком по столу и сказать «я тут главный», разрушается. Я думаю, что они видят мир как игру с нулевой суммой: если кому-то становится лучше, например, женщинам, то кому-то точно становится хуже. Эта та же идея, что стоит, например, за современными бессмысленными рассуждениями о «геополитике», которая предполагает, что если одна страна выигрывает, то все остальные точно проиграют. Хотя вообще-то мир к нулевой сумме не сводится: когда кому-то становится лучше, он начинает жить богаче и свободнее, это может быть выгодно и всем остальным. 

Недопустимое поведение по отношению к женщине — это любое поведение, которое вы считаете недопустимым по отношению к себе, если вы мужчина. Например, оценивать коллег на работе не по их профессионализму, а по их миловидности. Мужчины сочли бы такое отношение оскорбительными, и я не вижу причин, почему женщины должны относиться к этому иначе. Другой пример: делить домашние обязанности на «женские» и «мужские», а не договариваться об их разделении как равноправные партнеры. В мытье полов нет ничего специфически «женского», как в успешной профессиональной карьере нет ничего «мужского». Кстати, если вы считаете правилом хорошего тона здороваться за руку с вашими коллегами-мужчинами, то научитесь здороваться и с женщинами, они тоже люди. 

Пожалуй, больше всего меня раздражают конкурсы красоты, которые ФСИН принудительно проводит в женских колониях. Принудительно в том смысле, что это считается участием в «общественной жизни» и является условием условно-досрочного освобождения. Ужасно это потому, что представления о «нормальной роли женщин в обществе» у ФСИН откуда-то из 1953 года, так что женщины, по их понятиям, обязаны быть «миловидными хозяюшками» или чем-то еще таким. В мужской колонии предложение организовать «конкурс красоты», разумеется, вызвало бы бунт. Довольно ужасные ритуалы существуют вокруг 23 февраля и 8 марта, которые вообще в современной России стали чем-то вроде праздников гендерных стереотипов. В эти дни люди ожесточенно защищают бессмысленные сегодня нормы, согласно которым мужчина — это «защитник», а женщина «украшение нашего коллектива». Ну и само собой — случаи прямого физического насилия дома и сексуальных домогательств на работе, которые в России норма. Парень, который из ревности отрубил своей жене руки, недавно недоумевал во время приговора: за что ему дали 14 лет тюрьмы. Бытовая же история, муж с женой просто ссорились. 

Сексизм не оставляет меня равнодушным по причинам, которые я описал выше: я вижу в этом покушение на чужую свободу. Мне кажется, основная модель борьбы с сексизмом связана с просвещением: нужно объяснять людям, придерживающихся патриархальных взглядов, почему это несколько по-людоедски и на самом деле вредит их собственным интересам. Философ Питер Сингер в другом контексте сказал, что верит в силу рационального убеждения, и мне тоже хочется в нее верить. 

У меня обычно комфортный круг общения — это современные люди, ценящие свободу других, мы единомышленники. Но иногда, конечно, я сталкиваюсь с архаическими теориями «мужского и женского», на публичных дискуссиях или в общении со случайными людьми. 

Общение с феминистками ничем особенно не отличается от общения с другими людьми. С частью знакомых активисток я дружу, с другими сотрудничаю, с кем-то успел поссориться. Работать с феминистками приятно, потому что они ценят профессионализм, а не гендерные ритуалы. В личном общении с современными девушками нужно просто договариваться о правилах, не принимая стандартный «гендерный контракт». 

Кирилл ВКонтакте 

Кирилл в Фэйсбуке  

Никита Сухорутченко, блогер 

© Фото Анна Лобанова

К феминизму я пришел от противного. Это движение меня само по себе не привлекало, но меня отталкивал сексизм. В какой-то момент высказываний, оскорбляющих и осуждающих женщин, стало так много, что я больше не мог это терпеть. Я понял, насколько несправедливо в нашем обществе относятся к женщинам. А едва ты начнешь замечать это в повседневной жизни, пути назад нет.  

Долгое время я не предпринимал никаких действий, а просто наблюдал. При возможности я осуждал сексизм в кругу своих друзей или в интернет-сообществах. Со временем у меня появилось собственное сообщество, где я смог высказывать свою позицию по любому поводу, в том числе по поводу феминизма.  

Я неоднократно видел, как мужчины бьют женщин на улице. Дважды я ввязывался в драку, когда мужчины избивали своих жен. После потасовки, когда ситуация более-менее успокаивалась, эти мужчины говорили мне, что в их культуре так принято и что я не должен им мешать. Я считаю, что жертвам насилия важно показать, что происходящее с ними не является нормой, что они не одиноки и им могут помочь даже незнакомые люди.  

Cамое интересное, что мужчины, которые бьют женщин, уверены в своей правоте. Все мы — герои собственных историй. Сексисты постоянно находят оправдания для своих слов и действий, они искренне считают, будто своим поведением они поддерживают какой-то мировой природный порядок, согласно которому место женщины на кухне. Лучший способ их переубедить — не бить им морду и не рушить их мировосприятие, а мирно вложить им в голову мысль о том, что они в чем-то конкретном заблуждаются. «Ты не прав вот в этой мелочи, пожалуйста, исправься». Следуя этой логике, я стараюсь как можно менее агрессивно высказываться по этому поводу. Мы не можем перевоспитать всех. Люди имеют право думать о других проблемах и иметь свои взгляды. Но мы можем хотя бы победить агрессивный сексизм, а это уже немало.  

Очень часто люди под феминизмом понимают борьбу за права женщин. У женщин действительно не хватает прав: они не могут работать на некоторых работах, у нас декриминализовано домашнее насилие и так далее. Поскольку в своем блоге я стараюсь писать не столько для женской, сколько для мужской аудитории, я предпочитаю называть феминизм не борьбой за права, а разговором про отношение к женщинам, а отношение это у нас очень лицемерное. То, что позволительно среднестатистическому мужчине, категорически непозволительно женщине.  

Один из моих любимых примеров — внешность. Очень легко представить мужчину, который идет по летней улице в шортах, а также с небритыми подмышками и ногами. Никто его за внешний вид не осудит, ведь это самый обычный мужик. Но если люди увидят на улице девушку с небритыми ногами и подмышками, то они сочтут ее некрасивой и неряшливой, а возможно, даже решат, что это намеренная провокация. Хотя она делает ровно то же самое, что и обычный мужчина.  

Второй момент, который меня крайне волнует, — это отношение к женщинам, которые занимаются сексом столько же, сколько занимаются мужчины. Если у большинства мужчин принято иметь много партнеров, быстро достигать цели и легко к этому относиться, то женщина с таким же подходом к отношениям считается легкомысленной. Это очень наглядный и возмутительный пример.  

Многие думают, что между мужчинами и женщинами идет война, а некоторые мужчины — профеминисты — предали своих и перебежали в стан врага. На самом деле никакой войны нет. Идет диалог, идет активный процесс дипломатии, направленный на то, чтобы мужчины, которые сейчас владеют миром, поняли, чего от них хотят женщины. Но мы так привыкли смеяться над тем, что женщин невозможно понять, что мы реально перестали их понимать. Вместо того, чтобы воевать с женщинами, мужчинам стоит принять изменения, на которых феминистки настаивают. Мне кажется, всем это понравится.  

Посмотрите, мужчины жалуются на то, что их заставляют ходить в армию. Феминизм как раз дает женщинам право служить в армии наравне с мужчинами. Мужчины возмущаются, что при разводе ребенок всегда остается с матерью. Феминистки не против того, чтобы ребенок оставался с отцом. Мужчинам не нравится платить за женщин на свидании. Феминистки выступают за финансовую независимость. Все, чем недовольны мужчины, — это на самом деле последствия той самой патриархальной системы, с которой феминистки пытаются бороться.  

Когда я только начал писать про феминизм, я не знал, что мои тексты увидят феминистки. Я просто поделился этим как интересной мыслью: посмотрите, мужики, как оно, оказывается, может быть. После этого на меня стало подписываться большое количество женщин. Первое время я не понимал, что их всех объединяет, за исключением того, что они мне все очень нравились. Это были успешные, красивые, умные женщины с интересными увлечениями. Только когда они стали благодарить меня за мои посты, до меня дошло, что это же те самые феминистки, которых принято бояться, потому что они уродливые, агрессивные и с крашенными подмышками. Для меня это был разрыв шаблона. Как оказалось, то, что многим мужикам нравится представлять в качестве феминисток, — это мифическое существо, с которым просто удобнее бороться. И я понял, что у феминисток нет цели уничтожить или поработить всех мужчин на свете, они просто хотят спокойно прожить свою жизнь, чтобы к ним не относились как к аксессуару для кухни. Ненависть феминисток по отношению к мужчинам — это миф.  

Сам я отношусь к женщине так, как она этого попросит в каждом конкретном случае. Я придерживаю женщинам двери в метро. Пожилым дамам я всегда помогаю поднять сумки по лестнице. Я не считаю, что тем самым я противоречу идеям феминизма. Но если женщина скажет, что ей это не нужно, я в это поверю и не буду настаивать, потому что я готов ее слышать. Когда во время свидания я тяну руку, чтобы оплатить счет, а девушка говорит мне «нет», то я не пытаюсь проявить свою мужественность через деньги и не говорю ей: «Да ладно, я все решу, красотка». Я слышу ее, и мы делим счет пополам.  

Я вижу, что феминистическое движение растет как в России, так и во всем мире. В европейских странах феминизм не только на словах или в законах, там феминизм в первую очередь проявляется в отношении женщины к самой себе. Я был в Германии и видел женщин, которые не пытались кому-то понравиться, они принадлежали сами себе. Европа — довольно спокойный регион, где люди принимают себя такими, какие они есть. Нам надо стремиться к этому — не только к победившему феминизму, но и к тому, чтобы принять самих себя. Тогда принимать окружающих будет проще. 

Никита ВКонтакте

Антон Зарицкий, музыкант  

© Фото Андрей Струнин

Я никогда не считал, что феминизм — это полная ерунда. Никогда не думал, что женщины глупее или что их место на кухне. Во всяком случае, после детского сада такого точно не было. На бытовом уровне мне всегда претили грубость, неуважение, унижение по отношению к женщине. Есть такая шутливая фраза: «Феминизм — это радикальная экстремистская убежденность в том, что женщина тоже человек». Я с юности был таким «экстремистом».  

Возможно, сказались воспитание, образование и круг общения. На журфаке, где я учился, меня окружало много девушек. Я думаю, еcли бы моя юность проходила в каком-нибудь сугубо мужском коллективе, например, в спортивном или военном, может, у меня бы и зародились такие дремучие взгляды. По-моему, в их формировании почти всегда играет роль стадное чувство.  

По-моему, если у мужчин есть антагонизм по отношению к женщинам, то это частное проявление ксенофобии, один из ее вариантов. Неважно при этом, считают ли они женщин хуже их или видят в них опасность. Это просто боязнь Другого. Это неготовность понять, что все люди разные. Это нежелание отказаться от подавления и дискриминации другого человека. Все упирается в готовность уважать другого человека… и не быть свиньей.  

Наверное, единственное, что мне пришлось целенаправленно менять в своем поведении, когда я стал серьезно интересоваться феминизмом, — это свое отношение к дурацким сексистским шуткам. Я стал больше следить за собой, чтобы что-нибудь подобное не ляпнуть. Я думаю, такой юмор приемлем только со знакомыми людьми, с которыми вы можете подкалывать друг друга как угодно и получать что-то подобное в ответ.  

Кстати, о глупых шутках. В группе у моих знакомых с недавних пор играет девушка. Один из музыкантов запостил у себя на страничке анонс первого концерта с ее участием: на снимке эта девушка сидит на кожаном диване, подобрав ноги под себя, а позади дивана стоят четверо парней. Для самых непонятливых он присобачил к этой фотографии мем на основе порнофильма, где чернокожие мужчины стоят позади миниатюрной девушки — типа картинки похожи. Когда я увидел эту фигню, я пришел к этим музыкантам в комментарии и написал что-то в таком духе: «Ребята, вам не кажется, что это тупость?» Потом этот пост снесли, по крайней мере, я его больше нигде не видел.  

Я не думаю, что это они сделали нарочно — скорее по недомыслию. С музыкантами, с которыми я играю в группах, мы совпадаем в этих взглядах. Никакого свинства они себе не позволяют, каких-то домостроевцев я не помню. Сейчас вообще очень трудно, играя рок-музыку, не декларировать свое отношение к этой теме — если не активно, то хотя бы пассивно. То есть если ты не корчишь из себя мачо, то это уже само по себе выглядит как какое-то заявление.  

В группах, где я играю, женщин нет. Просто так сложилось. Однажды мы искали для своей группы музыкантов, и на прослушивание к нам пришла девушка. Дело было на репетиционной базе в подвальном помещении. Мы начали играть, а минут через 15 она быстро собралась и без объяснений ушла. То ли ей наши рожи не понравились, то ли ей показалось, что мы играем хреново, то ли она посчитала, что не справляется… Мы были в совершенной растерянности. Мой друг предположил, что она по какой-то причине испугалась, что мы взбесимся и нападем на нее. Она хорошо играла, жаль, что не срослось.  

Несколько лет назад я редактировал книгу, написанную женщиной, которая была рождена мужчиной и прошла через определенные изменения. В книге идет речь о том, как трансгендерные люди борются за свои права, и в том числе о том, как они не всегда находят общий язык с феминистками. Одна из основных идей, которая там обсуждалась — это интерсекциональность, объединение людей, которых притесняют на разных основаниях — гендера, расы, сексуальной ориентации. Суть в том, что у разных притеснений есть общее по сути и притеснители используют одни и те же механизмы. На этом основании люди, которых притесняют, могли бы объединяться и поддерживать друг друга.  

Так вот в рамках нынешней системы власти в России — прогнившей и герметичной — невозможно решить проблемы, которые волнуют феминисток, будь то разница в условиях труда и зарплатах или домашнее насилие. Даже если феминистки станут депутатами или членами Общественной палаты, они все равно ничего не добьются. Права не дают, права берут. Если люди осознают, что им это надо и что они готовы за это бороться, тогда чего-то удастся добиться. В текущей ситуации любая борьба за какой-то прогресс должна отталкиваться от политики. Не бывает так, что везде дремучее средневековье, а тут вдруг мы добьемся чего-то ужасно прогрессивного. Без изменения политической системы ничего поменять не получится. Люди, которые это понимают, объединяются на этой платформе. Они знают, что потом у каждого будет своя грядка и свои вопросы. Но первое, что нужно сделать, — это открыть форточку, чтобы людям было, чем дышать.  

Вполне реально добиться того, чтобы люди с дремучими взглядами перестали их пропагандировать. Не потому что их в тюрьму за это посадят, а потому что это будет немодно, смешно и стыдно. Есть и сейчас люди с человеконенавистническими взглядами. Но они понимают, что им придется туго, если они будут об этом кричать на каждом перекрестке, и тем более если они будут что-то по этому поводу предпринимать.  

Почти везде и всегда мужчины находятся в более привилегированном положении. Мужчины преобладают, а женщины — как бесплатное приложение к ним. Если ты мужчина и считаешь, что эта система несправедлива и хотел бы ее изменить, то на каком-то этапе ты вынужден расставаться с какими-то своими привилегиями. На каком-то этапе борьбы за равноправие тебе реально станет труднее жить. Мне будет труднее, например, из-за возросшей конкуренции на рынке труда. Но я готов на это пойти, потому что мне это кажется справедливым.  

При этом справедливость — вещь растяжимая. С точки зрения людей, которые агрессивно выступают против феминизма, сейчас все максимально справедливо, а феминистки смехотворны. Ну так кому-то, возможно, и сейчас кажется несправедливым, что они не могут убивать на улице людей и съедать их детей, потому что они сильнее. И все-таки большинство из нас — здравомыслящие люди. Мы способны переустроить свою жизнь так, чтобы она была сравнительно разумной. От этого будет лучше всем. Мы будем рационально использовать свои ресурсы. Труд людей будет более производительным, потому что они будут себя чувствовать нужными. Семьи, супруги, их дети будут счастливее, поддерживая друг друга. Мне кажется, что от такой справедливости всем будет лучше. Просто это нужно увидеть и понять.  

Сейчас появляются люди, для которых свобода — это осознанная необходимость. Они видят, как устроены отношения между людьми — в семье или в обществе — в других странах, допустим в кино. И они говорят: «Слушай, я тоже так хочу». В нашей стране им сейчас говорят: «Но-но, нельзя, это в Гейропе, а у нас так нельзя, у нас домострой». Мне кажется, те, кто младше определенного возраста, просто не привыкли к тому плохому, которое им сейчас навязывают, к неравноправию и подавлению. Поэтому они пытаются сопротивляться и организовываться. 

Антон ВКонтакте 

Страница его музыкальной группы

Семен Громов, барбер 

Профеминизм — это достаточно логичное развитие того, что происходило в моей жизни. Я никогда не считал мужчин и женщин принципиально разными созданиями. Мне с детства было противно смотреть, как одни бьют слабых, а другие над этим хихикают. Мне всегда было противно не только насилие, но и неравноправие. Это антинаучно, это калечит людям психику и жизнь. Я начал поддерживать феминизм, бодипозитивизм и смежные направления после того, как увлекся фитнес-культурой и похудел со 140 до 70 килограммов. К тому же моя тогдашняя девушка поддерживала идеи феминизма. Со временем мои взгляды обросли деталями, они стали более проработанными и оформленными.  

Патриархальная культура талдычит женщине, что она слабая, глупая и несамостоятельная. Якобы ее удел — это домашний очаг, рождение детей, бла-бла-бла. Долгое время считалось, что мальчики более успешны в точных науках, а девочки — в гуманитарных. Подобные представления ограничивают людей, они вырастают менее успешными в карьере и творчестве, чем могли бы быть. В странах с высоким уровнем гендерного равенства мы видим, что девочки зачастую опережают мальчиков во всех сферах знания. Гендерное разделение в России приводит к тому, что женщины, то есть примерно половина населения страны, являются менее экономически активными, меньше работают и платят меньше налогов. Такая ситуация невыгодна даже просто с точки зрения экономики.  

Избавление от патриархата принесет мужчинам очень много полезных бонусов. Это избавит мужчину от необходимости быть каким-то конкретным мужиком. Они смогут снять с себя часть обязанностей, избежать психологических травм и жить более спокойной жизнью. Благодаря победе над патриархатом отношения в парах станут более гармоничными, и это касается и гетеросексуальных, и гомосексуальных пар, которые благополучно наследуют все патриархальные семейные стереотипы.  

Противники феминизма возмущаются тем, что женщины их якобы эксплуатируют, что у женщин якобы есть привилегии. В действительности эти псевдопривилегии сродни тем, которые есть у стариков или инвалидов. Мужчины недовольны тем, что они вынуждены кого-то обеспечивать, но феминизм решает эту проблему. Зачем феминизм нужен мужчинам? Лучше спросить, зачем им существующий порядок вещей.  

Мужчины не могут принять идеи феминизма, потому что они выросли в патриархальной культуре. Во многих случаях речь идет о банальной ксенофобии. Мужчины считают феминисток какими-то ужасными неформалами, которые хотят изменить все человеческое существование. Многие мужчины боятся, что феминистки лишат их привилегий и возможности делать какие-то вещи безнаказанно. Также людям не нравится необходимость больше думать и более осознанно существовать. В мужчинах с детства культивируют соревновательность и привычку доказывать свою правоту, поэтому им трудно отказаться от собственных взглядов.  

Стереотипы о феминистках — это в 99% чушь полнейшая. Я, например, практически не помню серьезной агрессии в свой адрес. Про личные качества или внешность феминисток вообще молчу. Феминизм поддерживают самые разные женщины. Вообще, обычно женщины не чувствуют себя достаточно уверенно, чтобы активно выражать свою позицию и доказывать ее. Критически важная оценка себя с точки зрения внешней привлекательности (в конформном ее смысле), которую навязывает женщинам общество, обычно сильно мешает им выражать свое мнение визуально и телесно. Коротко постричься ради удобства — это уже событие для многих женщин.  

Феминизм не делает женщин какими-то инопланетными чудищами, он помогает им чувствовать себя вправе жить полной жизнью, вправе быть активнее, сильнее, самостоятельнее, выражать и отстаивать свое мнение, творить, думать, добиваться успехов, быть собой, а не «собой, но чуть хуже мужика». Многих мужчин это пугает. На деле мужчины оказываются какими-то жутко нежными созданиями. Им некомфортно, когда женщина умнее и активнее. Боже, да даже когда женщина выше мужчины — это для него уже трагедия. Мне это совершенно непонятно. Мне нравится общаться с клевыми интересными людьми. Мне нравится строить отношения с равным мне человеком, это круто, это в разы интереснее и приятнее во всем — от интеллектуального контакта до секса.  

Я помогаю феминистическому движению финансово, пересылая деньги разным благотворительным организациям, в том числе фонду помощи женщинам, перенесшим сексуальное насилие. По-моему, мужчина может поддерживать движение, но не должен указывать женщинам на то, как им бороться за свои права. Во-первых, потому что существуют пространства, гласно или негласно свободные от мужчин. Это связано с тем, что мужчины — потенциально опасные существа. Известны истории, когда белые и пушистые, образованные люди с феминистическими взглядами насиловали женщин. Во-вторых, это не дело мужчины — определять повестку дня феминисток. Даже в активном обсуждении мужчине делать нечего.  

Зато мужчина, относящийся к привилегированному классу, может использовать свою позицию, чтобы доносить идеи феминизма до других мужчин. Я стараюсь проводить образовательную работу, объясняя мужчинам, что хорошо, а что плохо. Мне кажется, что сказать мужчине: «Так не надо делать», — это уже хорошо, это уже что-то. Но я, конечно, пытаюсь более обстоятельно к этому подходить.  

С какими людьми я только ни разговаривал! Большинство из них нехотя, но соглашались со мной, нехотя, но меняли свое мнение о феминизме и равноправии, становились менее агрессивными. Однажды у меня получилось футбольному фанату практически нацистских взглядов объяснить, что гомосексуалы — это нормально. При этом я базировался на правой идеологии, которую он разделял. Большинство людей способны понять, что феминизм выгоден всем.  

Со временем мы все равно придем к феминизму. Можно ли сказать, что феминизм сейчас становится модным? Мне кажется, это то же самое, что сказать, что в США в какой-то момент стала модной расовая терпимость, а в Европе — толерантность. Россия ориентирована на западную культуру. Более прогрессивная американская культура имеет феминизм на повестке дня. Прогрессивные, активные, интеллектуально и психически подвижные люди, способные обрабатывать большое количество информации, рефлексируют на эту тему. Возникает впечатление, что это действительно модно. Но даже если это всего лишь переменчивая мода, то это все равно хорошо. Люди, которые просто следуют этой моде, не будут определять повестку феминизма, зато станут вести себя адекватнее. 

Семен ВКонтакте

Александр, менеджер, блогер 

Года три-четыре назад я относился к феминисткам с пренебрежением. Однажды мне скинули ссылку на феминистическую акцию, я посмотрел, поугарал, а потом наткнулся на радикальную феминистку Любовь Калугину. Российский феминизм в основном обезличен, но Калугина — одна из немногих известных. Ее весьма агрессивные высказывания ущемили мое самолюбие. В одном из своих постов она обращалась непосредственно к читателю, там было что-то вроде: «… Именно ты, кто это читает, тоже виноват в том, что у женщин то-то и то-то…» Меня это возмутило: я-то каким боком здесь? Ведь я женщин уважаю! Мне стало интересно, за что же Калугина и другие феминистки так «обижены» на мужчин. Стал вчитываться в их статьи и постепенно осознавал, в чем суть. 

В частности, я понял, что они пишут не такую уж ерунду, когда в одном интернет-сообществе возник разговор о насилии мужчин над женщинами. Тогда я вспомнил, что буквально несколько часов назад смотрел жесткое порно. Я понял, что это и есть та любовь мужчин к насилию, о которой говорят, одно из ее проявлений. Раньше я этого не замечал. Начал присматриваться к себе, наблюдать за окружающими и понял, что феминистки во многом правы. 

С тех пор я стал слушать женщин. До этого у меня было типичное мужское мнение, что якобы нужно игнорировать слова женщин, а действовать исходя из контекста. Мол, у женщин «нет» — это «да». Недовольство женщины моим поведением воспринимал как «проверку на мужика»: если я не прогнусь под ее мнение, а настою на своем, покажу мужественность, то ей это понравится. Считал динамщицами девушек, которые меня отвергали. А теперь я стал выстраивать общение с учетом женского мнения, и если она чего-то не хочет, то я это что-то навязывать не стану. Отношение к девушкам у меня стало человечное и равное. 

Самым очевидным повседневным проявлением неравноправия я считаю требования к внешнему виду женщины. Если она не выглядит «как женщина», то это типа нехорошо. Это настолько въелось в подкорку, что немалая часть женщин не может и подумать выйти на улицу без косметики на лице. Жесточайшая объективация, когда человека судят по его внешности, а эмоции и настроение самого человека завязаны на уровне его красоты. Для меня это за гранью разумного. Причем это особенно распространено в России. 

Моя знакомая, которая уехала в другую страну, рассказала, что там она перестала испытывать на себе постоянное давление. Если бы в России она вышла на улицу не накрашенной, то ей пришлось бы ловить на себе косые взгляды, которые так или иначе вызывают дискомфорт. А за границей многие ходят не накрашенными, поэтому она стала проще относиться к своему телу. 

Я не пытаюсь навязывать идеи феминизма с кулаками. В интернете я могу грубо ответить, но в реальности я гораздо более мягкий и тактичный. Мое окружение в основном с недопониманием относится к моим взглядам. Старшее поколение привыкло считать, что мужчины и женщины — это разные создания с разными ролями поведения, смешивать которые недопустимо. А вот молодые женщины со мной часто соглашаются. Бывало такое, что в начале разговора моя собеседница называла феминизм фигней, а когда узнавала о проблемах, которые пытаются решить феминистки, то удивлялась: «Так что, получается, я тоже феминистка?» Получается так, ведь она разделяет мысль о том, что женщина должна иметь возможность заниматься любым видом деятельности. 

Мужчины почему-то воспринимают феминизм как угнетение мужчин. Они думают, что женщины требуют для себя больше прав. Между тем феминизм полезен и мужчинам, поскольку он говорит о том, что проблема межполовых отношений кроется в гендерных ролях. Считается, что женщина должна быть покорной, тихой, безынициативной, а мужчина — напористым, агрессивным, уверенным в себе. Но не только не все женщины вписываются в это представление, но и далеко не все мужчины! И феминизм нужен всем, чтобы всю эту гендерную шелуху упразднить. Почему мужчина не может быть мягким и добрым, если он такой по натуре?  

Мужчин с детства приучают к тому, что они должны быть воинственными героями. Во всех детских мультиках и сказках главный герой кого-то спасает. Мальчик растет с пониманием того, что он нужный и важный член общества, почти что незаменимый. Но в реальной взрослой жизни оказывается, что ты никого не спасаешь, да и спасать-то никого уже не надо: героизм в цивилизованной мирной жизни проявлять просто негде. Поэтому у мужчины возникает разочарование. 

Кстати, мне кажется, что это одна из причин мужского алкоголизма. В детстве тебя готовят к героическим свершениям, а в итоге ты работаешь на заводе и занимаешься рутинной деятельностью. Осознание, что ты не такой уж важный и не особо нужный член общества вызывает разочарование в жизни, которое в итоге многие заглушают алкоголем. 

Я не могу сказать, что феминистки злобные и что они ненавидят мужчин. Они вполне логично не любят тех, кто их не слушает и общается с ними не как с людьми, а как с какими-нибудь говорящими кошками. Но если ты относишься к женщинам как к равным, пытаешься понять их точку зрения и взглянуть на мир их глазами, то отношение только позитивное. Более того, понимающих мужчин феминистки начинают откровенно «няшить», то есть хвалить. Это одна из причин того, почему радикальные течения феминизма не хотят допускать мужчин на свою территорию — мужчины «перетянут одеяло» на себя. 

Мужчинам понять феминизм непросто, потому что для этого нужно переосмыслить свои жизненные ценности. Еще труднее осознать степень женской несвободы по жизни. Эта несвобода находится не в юридическом аспекте, а в социальном — она не прописана на бумаге и потому увидеть ее довольно сложно. Выше я говорил про косметику, о том, как женщины ограничены в элементарном выборе своей внешности. Мужчины на это скажут: «Не хочешь — не красься». Но дело в том, что женщин с самого детства приучают мыслить исходя из общественной оценки, поэтому таких понятий, как хочешь / не хочешь у женщин по сути нет. Самый яркий пример — каблуки. Никто и никогда не наденет высокие каблуки по своему — по настоящему своему — желанию, так как это ужасно неудобная и травмирующая вещь. Но женщины надевают высокие каблуки «по своему желанию», потому что «их желание» на деле является желанием общества, требующим от женщин соблюдения определенного стандарта внешности в ущерб здоровью и даже жизни (на каблуках невозможно бегать и в случае чего женщина не сможет убежать). 

Мужчины могут ответить, что общество и с них требует соблюдения определенных «мужских» стандартов, но дело в том, что мужские стандарты не настолько травмирующие, а те, что могут повлечь травмы (например, защита другого человека в случае конфликта), не такие повседневные и обыденные, как женские. Мужчина дерется всего пару-тройку раз за всю жизнь, а женщина убивает свое здоровье бьюти-практиками ежедневно. И это уже не говоря о том, что жесткий контроль внешности на корню убивает самооценку у женщин, тогда как у мужчин эта проблема практически отсутствует, ведь наша внешность не регламентируется и мужчине «достаточно быть красивее обезьяны».  

Женщинам феминизм нужен, чтобы не зависеть от общественных стандартов и получать удовольствие от жизни, реализуя свои амбиции, а не только довольствуясь «традиционным женским счастьем». По-моему, все большее число россиянок начинает разделять феминистические взгляды. Мужчины тоже приходят в феминизм, но их меньше. Ситуация меняется медленно, но все-таки меняется, и это радует. 

Паблик Александра ВКонтакте 

  • Спецпроект