SOLARIS | Город | Time Out

SOLARIS

SOLARIS
7 декабря, 20:00
Вторник

О спектакле

Мультижанровый проект, в котором соединяются театр, современное искусство и другая реальность. В рамках проекта ангар — склад корпуса музея москвы и театра практика — один раз в месяц на несколько дней превращается в выставку днем и театр вечером.

Здесь что-то с совестью. Мультидисциплинарный проект Solaris в Музее Москвы

Автор: Нелли Когут

Solaris — проект Театра Практика и Музея Москвы, объединивший театр, современное искусство и медиатехнологии. За выставку, существующую вне контекста спектакля, хоть и родственно с ним связанную тематически, отвечает арт-группа ППСС (Павел Пепперштейн и Соня Стереостырски), за постановку — Дмитрий Мелкин.

Всеобъемлющее пространство «Соляриса», занявшее все помещение «Провиантских складов» Музея Москвы, предлагает переосмыслить окружающую нас реальность в двух ключах. Во-первых, через мифологию города, заложенную в исторических и не только объектах. Ее художники рассматривают как некое подсознание мегаполиса, ведущее с каждым жителем свой семантический диалог. Во-вторых, проект позволяет поразмыслить над этическими вызовами, которые ставит перед нами набирающий какую-то космическую скорость технических прогресс — об этом уже в самом спектакле.

На выставке к материальным объектам (картинам) с помощью специального мобильного приложения добавляется поверхностный цифровой слой, проявляющийся на экране смартфона и как бы обнажающий скрытую мифическую сущность Москвы — ее скрытое под землей «альтер эго» под названием Нефтярис. Дополненная реальность в смартфонах в принципе очень активно используется в современном искусстве: виртуальные объекты помогают получить иное впечатление от привычных москвичам значимых сооружений вроде Кремля и Мавзолея Ленина. Вроде бы все к ним привыкли, но нельзя, например, отрицать тот факт, что образ мертвого человека в самом сердце города не оседает черным нефтяным пятном где-то на периферии подсознания.

Спектакль не повторяет содержание романа Станислава Лема или фильма Андрея Тарковского. Екатерина Бондаренко на их основе создала новый текст, заменив разумный мыслящий океан, посылающий ученым-«соляристам» на околоорбитальной исследовательской станции проекции из их же подсознания, на искусственный интеллект — математическую модель в виде нейронной сети, бросившую вызов человечеству.

В этой новой реальности нейросетями заменили правительство, что привело к минимизации налогов и справедливым судам. По сути, упразднена политика, но самой большой загадкой времени оказалось возникновение человеческого разума.

Трое ученых (Сарториус — Сергей Епишев, Снаут — Игорь Миркурбанов и присоединившийся к ним нейропсихолог Крис Кельвин в исполнении Владимира Мишукова) заняты тем, что пытаются выяснить природу являющихся к ним материализованных нейросетью гостей. Последние принимают облик брошенной дочери, таинственной возлюбленной, покончившей с собой (как считает Кельвин — из-за него) жены. Цифровой Солярис активизирует вытесненные очаги памяти — то, что герои хотели бы забыть, и, как верно подмечает Крис, «здесь что-то связано с совестью».

Однако чем дальше, тем становится ясней, что первый и важнейший закон робототехники Айзека Азимова — «Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред» — соблюдать никто не собирается. Встреча с фантомами (их играют Мириам Сехон, Кристина Соболева и Александра Черкасова-Служитель) превращается для героев в столкновение с собственным чувством вины и стыда, персональный экзистенциальный ад, проживаемый снова и снова — фантомы бессмертны, сколько не пытайся их убивать. Как говорит одна из героинь: «Только если убьешь самого себя».

Sci-fi все больше становится похож на нашу современную реальность, ИИ управляет все большими областями жизни человека, вопросы, которые ставятся в спектакле — отнюдь не праздные. Интересно, что образ цифрового океана, настолько враждебный к человеку, человеком же и создан — по образу и подобию своему. В самом деле — разве нежно любимые всеми соцсети при всей видимой демократичности интернета не стали отражением социальной структуры общества с его стратификацией и различным статусом индивидов, даже в виртуальной реальности?

Наша интеграция в цифровой космос настолько велика, что идея создания собственной цифровой копии уже не кажется чем-то далеким и несбыточным. Человечество и так уже вглядывается в современные технологии как в огромное черное зеркало. О вероятности того, что искусственный интеллект однажды обретет самостоятельность, выйдет из-под контроля и решит, что человек ему больше не нужен, говорят многие исследователи.

В размышлении над этими вопросами создатели спектакля оказываются ближе к Тарковскому, чем к Лему. У Лема это был страх перед чем-то принципиально непознаваемым, иным. Тарковский же миф о Солярисе представил с позиции Достоевского как беспощадное зеркало нашей совести. Виртуальный мир, идя вслед за реальностью первой, впитал и все человеческие грехи, поэтому персонажи спектакля на протяжении действия пытаются решить вопросы нравственной чистоты, покаяния и искупления.

Сценографически концепцию Мелкина воплотила команда медиахудожников Curiosity media lab (Ян Калберзин и Евгений Афонин). Лазерная проекция на различных видах поверхностей — уже распространенное явление в театре. Целью использования этой технологии в «Солярисе» является формирование физического пространства спектакля, иногда выходя даже за пределы коробки сцены.

Графика здесь представляет собой простые геометрические фигуры или абстрактные формы: цифровые прямоугольники и сетки, постоянно трансформируясь, заполняют собой задник, пол, потолок, периодически вторгаясь в зрительскую часть.

При этом цифровые технологии не становятся в спектакле средством выразительности, никак не взаимодействуя с актерами на сцене, не реагируя на их действия и не побуждая их самих к какой-либо реакции. Примеров обратного можно найти огромное количество — взять хотя бы постановку 2016 года шекспировской «Бури», осуществленную английским театром Royal Shakespeare Company. В спектакле один из героев, фантастический персонаж, дух воздуха Ариэль, присутствовал сразу в двух измерениях — физическом и цифровом. С помощью технологии захвата движения действия реального актера становились основой для виртуальной модели героя, которая проецировалась на различные плоскости. Тут важно то, что проекция выступает полноправным участником происходящего на сцене, а не цифровой «подпоркой» для игры актеров.

Самое интересное в спектакле касается работы артистов, всех очень разных, но без исключения обладающих достаточной силой харизмы и таланта, чтобы не стать функцией самодовлеющего визуального языка режиссера. Так, одной из важных частей спектакля становится не цифровое, а напротив, живое, человеческое, телесное — вокал в исполнении Мириам Сехон. В финальной песне есть строки «Если ты мой настоящий друг, если нам хорошо вдвоем, если ты мой спасательный круг, мы поплывем», еще раз напоминая заветную формулу «человеку нужен человек».

Билетов не найдено!

Закрыть