Рецензия на фильм Кольская сверхглубокая, отзывы критиков о кинофильме Кольская сверхглубокая, все актеры | Time Out

Кольская сверхглубокая

16+

TimeOut

«Кольская сверхглубокая»: Дорога в ад и обратно

Вера Аленушкина

На дворе — 31 декабря 1984 года. Вирусолога Анну Федорову (Милена Радулович) выдергивают из-за праздничного стола: на секретном объекте в Мурманской области произошло что-то страшное. Объект этот — Кольская сверхглубокая скважина протяженностью 12 000 метров. Работавшие на самом дне шахтеры услышали какие-то странные стоны, после чего перепуганный начальник станции закрыл опасную локацию на карантин. От Федоровой требуют элементарного: под конвоем полковника ГРУ и офицеров спецназа она должна спуститься в подземную лабораторию, собрать образцы и сразу же подняться наверх. Оказавшись на месте, Анна понимает, что имеет дело с опасным противником: в телах жертв она обнаруживает доисторического внутриклеточного паразита, с которым наука еще не сталкивалась…

«Кольская сверхглубокая» Арсения Сюхина — это гробница больших амбиций. Конечно, вряд ли можно говорить о том, что проект задумывался как «наш ответ “Чужому”», однако, судя по масштабу происходящего в кадре, планы у авторов были весьма серьезные. Надежды зрителя худо-бедно оправдываются примерно до середины хронометража, после чего авторы застревают в сюжете, как герои в шахте, и «Кольская», словно лифт, срывается с троса и с грохотом несется в тартарары.

Идея же была вот в чем: компания «ССБ-кино» решила сделать масштабный российский хоррор на основе легенды о «колодце в ад». Этот позднефольклорный сюжет родился еще в конце восьмидесятых. Буровики, работавшие на Кольской экспериментальной скважине, действительно считавшейся сверхглубокой до 2017-го года, будто бы опустили на дно тугоплавкий микрофон. Из-за высокой температуры прибор проработал всего несколько секунд, однако за это время ученым удалось записать стоны и крики людей, которые бульварная пресса окрестила «гласом из преисподней». Классическая газетная утка — аудиоустройств, способных работать при 200°С, все еще не существует. Тем не менее, легенда «ушла в народ» и стала лакомым кусочком для кинематографистов: в 2009-м году по ее мотивам был снят фильм «Ужас на глубине 9 миль».

Как бы то ни было, справиться с этой легендой у создателей «Кольской сверхглубокой» сил не хватило. Пока фильм не раскрывает всех своих карт и пытается затянуть нас в воронку сюжета — его вполне можно смотреть. Он интересен по атмосфере, периодически радует глаз сценами с приличной графикой и убедительным пластическим гримом, в кадре появляется актриса невероятной киногеничности — будущая звезда Милена Радулович. Однако с первых же сцен «Кольская» напоминает лоскутное одеяло: один кусок сделан хорошо, второй великолепно, а третий — отвратительно. Постепенно хороших фрагментов становится все меньше и меньше, зато проблемы нарастают как снежный ком.

Вот опытный вирусолог, которую уже пообещали назначить главой НИИ за трудовые заслуги, идет в зону потенциального заражения, не надев даже маски. Вот герои понимают, что через час станция взорвется — и мгновенно забывают об этом: информация о грядущей катастрофе исчезает из фильма так же внезапно, как и появилась. Вот персонажи долго и муторно рассуждают о том, что тащить на поверхность источник болезни опасно для всего человечества — и через секунду решают транспортировать одного из зараженных в больницу. И так далее. При этом действие пробуксовывает в четырех стенах, главного «монстра» нам покажут только частично, а кое-какие эффекты, в частности, момент, когда паразит рассеивает свои споры, выглядят так, как будто «Кольскую» снимали в восьмидесятых.

Но хуже всего то, что ближе к финалу проект мутирует в фильм категории «Б». Авторам становится наплевать не только на логику, но и на здравый смысл. Оказывается — новое слово в науке! — человек способен выживать при температуре в 200°С, причем без помогающего ему паразита внутри и даже без термозащитного скафандра. Защитное одеяние героев тем временем сильно напоминает обычный костюм химзащиты: видимо, на этом пункте фантазия постановщиков окончательно дала сбой.

Что же касается «заимствований», то зритель, более или менее знакомый с жанром, заметит их без труда. «Кольская сверхглубокая» вольно или невольно «цитирует» не только «Чужого», что вполне предсказуемо, но и «Нечто», «Левиафана» (1989) и десяток других фильмов калибром поменьше. В самом цитировании, конечно, ничего криминального нет — но только в том случае, если удается найти для «цитат» какой-то особенный ракурс. У «Кольской» это иногда получается, но не так часто, как бы хотелось. Поэтому мечта о грандиозном отечественном хорроре пока так и остается мечтой.

Реклама

Билетов не найдено!

Закрыть