Рецензия на фильм Персонаж, отзывы критиков о кинофильме Stranger Than Fiction, все актеры | Time Out

Персонаж

Stranger Than Fiction

TimeOut

Рецензия

Мария Кувшинова

Гарольд Крик, самый занудный на свете человек (сыгранный самым занудным на свете комиком Уиллом Ферреллом), занимается налоговыми проверками. Каждое утро он совершает 76 вращательных движений зубной щеткой, а потом идет в департамент, чтобы вернуться после работы домой и в 23.13 снова улечься в холодную постель. Но однажды во время утреннего туалета он слышит, как женский голос говорит где-то у него над головой: «Каждое утро он совершает 76 вращательных движений зубной щеткой…»

Выясняется, что Гарольд — персонаж нового романа «Смерть и налоги», который под скрежет издательских зубов с трудом дописывает изможденная писательница-англичанка (Эмма Томпсон). Получается, что Крик — не живой человек, а буква. Причем буква скоро станет мертвой — дама-сочинительница известна на рынке своей исключительной кровожадностью. Маститый литературовед (Дастин Хоффман), к которому бедолага сунулся было за советом, непреклонен: умри, не то испортишь гениальное произведение. Разыскав писательницу и прочитав рукопись, Гарольд принимает решение принести себя в жертву литературе.

«Персонаж» — это такой «необычный американский фильм», какими, помните, были еще «Адаптация» или «Шоу Трумана». В общем, не просто голливудская поделка. Такие фильмы обычно снимают с целью донести до зрителя какие-то мысли. Например: ванильное печенье и другие мелочи, которым мы не придаем значения, — суть очарование нашей жизни. Или: судьба отдельного человека ценнее любой литературы, даже гениальной.

И уж кто-кто, а создатели этого фильма, конечно, читали фантаста-интеллектуала Итало Кальвино, знают толк в постмодернистской литературе и не преминут намекнуть об этом публике. И приготовленный этими людьми «фильм для думающей американской аудитории» должен выглядеть именно так: герои сильно за тридцать, сценарий будто похищен из мусорной корзины впавшего в литературный ступор Чарли Кауфмана, отсылки к европейскому кино и прозе. Единственное, что озадачивает, — это Уилл Феррелл.

Как, когда и при каких обстоятельствах было вдруг решено, что этот человек может играть главные роли в лирических трагикомедиях? То есть понятно, что три года назад Вуди Аллен пошутил и снял Феррелла в «Мелинде и Мелинде», — но нам же не приходит в голову годами рассказывать один и тот же анекдот! В «Персонаже» Феррелл выглядит уже не как свежий в своей простоте парень из народа, а как бедный родственник из Бобруйска, которому по большому блату удалось заполучить интересное дельце в столице. Ему и самому, похоже, неловко, что так случилось.

Билетов не найдено!

Закрыть