Союз Спасения - Фото №0
Союз Спасения - Фото №1
Союз Спасения - Фото №2
Союз Спасения - Фото №3
Time Out

«Союз Спасения». Не будите Герцена!

1 декабря 1825-го года умер император Александр Первый. Следующим в очереди на престол был его брат Константин, который, однако, тайно подписал отречение. Возникла взрывопасная ситуация: 9-ого декабря народ повели присягать Константину, но уже на 14-е была назначена переприсяга Николаю Первому. Этой неразберихой и воспользовались декабристы, которые 14 декабря вывели на Сенатскую площадь несколько тысяч солдат и матросов...

История — падчерица большой политики. Поэтому время от времени в толкование знаковых исторических событий вносятся ощутимые правки: портреты исторических персонажей заново ретушируются, интонационные акценты расставляются заново. Отголоски такой редактуры сильнее всего ощущаются в истории популярной (предназначенной для широкой аудитории) и в культурных проектах, снятых/написанных/спетых на данную тему.  

«Союз Спасения» Андрея Кравчука, снятый под чутким присмотром Первого канала и лично Константина Эрнста — один из таких примеров. В советские времена, когда революционная форма протеста считалась единственно верной, а любая революционная деятельность априори геройской, на декабристах был нимб неразумных героев-мучеников. Бессмысленность их подвига объяснялось тем, что, подняв знамя священной борьбы, они рассчитывали лишь на свои дворянские белые ручки, наплевав на революционный потенциал народных масс. Сейчас этот нимб с декабристов сняли — и вчерашние жаворонки революции превратились в обычных бунтарей, вихрастых наивных юношей, которые не ведают, что творят.  

Еще одно новшество, которое предлагает нам «Союз Спасения»: исторические подробности никому не нужны. Гораздо важнее вывод о том, что любой протест — это кровавый снег, горы невинных трупов и расстроенное лицо государя, который, конечно же, хотел реформ, просто пока не успел, а тут еще вы со своими пластиковыми стаканчиками (сиречь, с несанкционированными парадами на Сенатской площади).  

В итоге «Союз Спасения» получился страшно далеким от исторических фактов. Даже название фильма в данном случае некорректно: реальный «Союз Спасения» — это одна из декабристских организаций, распущенная еще в 1817-м году. При этом львиная доля хронометража связана непосредственно с восстанием и его подготовкой, а это уже, как вы понимаете, 1825-ый. При этом «Союз Благоденствия», «Северное и Южное общества», и уж тем паче «Практический союз» в фильме не упоминаются даже мельком.  

Нет, судя по фильму, и причин, по которым кучка бунтарей-идеалистов встала под пули: мы не знаем их мотиваций, их планов, целей, не видим их споров и сомнений. Перед нами лишь Пестель (Павел Прилучный) с вечно красной от гнева физиономией, кудряш Рылеев (Антон Шагин) с высокопарными фразами о том, что он изменил Россию, прекрасный с любого ракурса Сергей Муравьев-Апостол (Леонид Бичевин)... И если вы по каким-то причинам не знаете, что на самом деле декабристское движение — это сеть тайных организаций, которые опутали всю Россию, что у декабристов были тщательно разработанные программы, конституция и так далее — то из фильма вам никогда этого и не узнать. Вам покажут лишь десяток дворянских недорослей в офицерских мундирах, которые нахватались где-то романтических бредней и теперь их пучит какими-то невнятными абстрактными идеалами.  

Что касается других персонажей, то прежде всего бросается в глаза отсутствие тех, от кого декабристы, по словам Владимира Ильича, были страшно далеки. Нет, конечно, солдаты-крестьяне-горожане в фильме есть — но здесь они просто статисты, безгласный и безликий фон, нужный лишь для того, чтобы эффектнее и кровавее были взрывы. При этом у солдат нет ни мыслей, ни эмоций, ни крупных планов: им сказали «строй-сь» — и они строятся, сказали «пли!» — и они палят. И никому из авторов фильма нет дела до того, что в реальности декабристы всю ночь провели в казармах, агитируя служивых подняться за Константина — то есть солдаты вовсе не были безвольными оловянными пешками, и от их решения зависело многое.  

Нет в фильме и женщин – тех самых, которые поедут за своими бунтарями на каторгу. В качестве исключения нам предлагают только семью Рылеева и выдуманную невесту Муравьева-Апостола (луноликая Софья Эрнст), которая, впрочем, бросит своего суженного в аккурат перед бурей. А вот царских сановников более чем достаточно (правда, среди них запоминается только граф Михаил Милорадович — Александр Домогаров). Да и в сценах с императорами (Виталий Кищенко, Иван Колесников) недостатка нет. Доходит до того, что Николай Первый чуть ли не путается у декабристов под ногами: один из восставших полков, спешащих на площадь, обходит царя-батюшку с обеих сторон.  

Впрочем, важно и кое-что еще. Какую бы идею ни закладывали авторы в свое кино, их высказывание получилось блеклым и скучным. Невнятная драматургия, бессистемное мельтешение персонажей, провалы по темпо-ритму — все это приносит свои плоды, и уже минут через двадцать фильм превращается в тяжелое испытание для тех, кто пришел в кинотеатр за порцией новогодних развлечений. Впрочем, те, кто составлял предпраздничное меню для наших кинотеатров, вряд ли задумывались о таких мелочах.  

Спецпроект

Загружается, подождите ...