Рецензия на фильм Непрощенный, отзывы критиков о кинофильме Непрощенный, все актеры | Time Out

Непрощенный

16+

TimeOut

Непрощенный. Плач Ярославны

Вера Аленушкина

1 июля 2002-го года в 23.35 по местному времени над Боденским озером столкнулись два самолета: грузовой Boeing 757-200PF и пассажирский Ту-154М «Башкирских авиалиний». Погиб 71 человек, в том числе 52 ребенка. Через полтора года, 24 февраля 2004-го, диспетчер Петер Нильсон, не сумевший развести в небе эти два лайнера, был зарезан на пороге своего дома на глазах жены и детей. Он получил 12 ударов ножом. Убийцей оказался Виталий Калоев — архитектор из Владикавказа, потерявший в Боденском кошмаре жену, сына и дочь.

Об этой катастрофе, одной из самых жутких в истории авиации, начали спорить с первого же дня. Случайность или чья-то преступная профнепригодность? Как относиться к поступку Калоева? Есть ли у нас право судить его?  По следам этих споров снимались фильмы. Сначала документальные, потом игровые. Самым громким стал проект прошлого года, снятый Эллиоттом Лестером и вышедший в прокат под названием «Последствия». Кстати, одним из его продюсеров был Даррен Аронофски, а главного героя сыграл Арнольд Шварценеггер.  И вот теперь эстафетную палочку подхватил Сарик Андреасян. Но вот что интересно. При каждом удобном (и неудобном) случае режиссер торопится повторить, что «Последствия» он не смотрел (боюсь предположить, почему). Затем, как правило, следует фраза, что «хотя я фильма не видел, я точно знаю, что кино получилось плохое, ибо американцы переврали все факты, да и взялись за трагедию Калоева исключительно из коммерческих побуждений». Тогда как он (Сарик Андреасян) выбрал это кино не корысти ради, а из простого человеческого сострадания. И потому что его привлекают многослойные истории, где однозначных ответов нет. 

И вот тут-то г-н Андреасян демонстрирует чудеса ясновидения. Трагедия Калоева действительно из тех, где простых ответов нет, да и быть не может. Но говорить — это одно, а делать — совсем другое. Понимая весь масштаб задачи, за которую он взялся, Сарик, тем не менее, снял фильм прямолинейный, как шпала, и примитивный, как дважды два. Виноват ли Калоев? Конечно, нет! Он оправдан своей огромной любовью к семье и той болью, через которую прошел. Прав ли Калоев? Конечно, да! Он настоящий герой, совершивший подвиг во имя детей, поэтому в аэропорту его встречают овациями. А что касается вопросов или сомнений, то режиссер выбрасывает их за борт за ненадобностью.

Все остальные персонажи в «Непрощенном» — не люди, а функции. Руководство авиакомпании — сухари-бизнесмены, диспетчер — бездушный робот. Дети, понятное дело, живые ангелы. При этом давайте не будем забывать, что мы знаем заранее не только финал, но и всю сюжетную линию. Плюс фильм начинается, по сути, с финальных аккордов — с монолога Калоева на суде, так что шансов не вспомнить, о чем пойдет речь, у зрителей точно не будет. Это я к тому, что при отсутствии каких-либо сюжетных неожиданностей и в окружении примитивных характеров-функционалов нам остается только одно: рыдать вместе с героем. Рыдать, однако, не получается. Причин для этого масса, но выделю две. Во-первых, актер. Конечно, в каждом великом комике дремлет великий трагик, однако это не значит, что любой резидент Comedy Club способен вытащить на своих плечах трагедию шекспировского масштаба. Дмитрий Нагиев — матерый профессионал, и трагических ноток в его диапазоне хватает, однако звучат они убедительно, только когда актер натягивает на себя маску циника. Лишенный этой маски, лишенный возможности спрятать внутреннюю катастрофу своего персонажа за внешний сарказм, Нагиев выходит на чужую для себя территорию и не только теряет актерское обаяние, но временами начинает выглядеть, как прапорщик Задов. Причина вторая — примитивность и шаблонность режиссерских приемов. Сарик Андреасян слишком хорошо понимает, где у зрителя находятся слезные железы, поэтому с упорством юного дятла долбится и долбится в эту точку. Рапиды, наезды, опять рапиды, трагическая музыка, рвущая динамики, как тузик грелку, тучи на горизонте, маленькая девочка, орущая «папа-папа»… Эпизод прощания повторяется во флэшбэках раз семь, финалов как минимум пять — и один трагичней другого. Фильм при этом топчется на одном месте, и к первым двум минутам следующие два часа не прибавляют ровным счетом ничего. Только длина бороды у героя меняется. 

И еще. Хотим мы того или нет, но история Виталия Калоева — это не только история любви к семье, но и история мести. И как раз фильм «Последствия» с Арнольдом Шварценеггером (действительно очень слабый) подводил зрителей к тому, что на гамлетовский вопрос «мстить или не мстить?» правильный ответ «нет». И, кстати, там была не только трагедия Калоева, но и трагедия диспетчера, ставшего заложником ситуации. Надо ли говорить, что в «Непрощенном» ничего подобного нет?! По сути, Сарик Андреасян снял фильм-плач, фильм-истерику, и сделал это настолько топорно, что на фоне «Непрощенного» даже проходной проект Эллиотта Лестера и Даррена Аронофски превращается во вполне смотрибельное кино. 

Билетов не найдено!

Закрыть