Рецензия на фильм 9 рота, отзывы критиков о кинофильме 9 рота, все актеры | Time Out

9 рота

9 рота

TimeOut

Рецензия

Василий Корецкий

Последние добровольцы-интернационалисты, скрипя зубами и обливаясь потом, постигают армейскую науку в ташкентской учебке, летят в Афганистан, попадают на каменистую высоту и поголовно гибнут в первом же бою, отбив три атаки колоритных моджахедов в черных чалмах. Как мы узнаем из финальной эпитафии, их победа не имела особого смысла для афганской кампании — Горбачев прекратил военную помощь режиму Наджибуллы, и о них просто забыли в суматохе возвращения домой.

Бондарчуковский реквием по ограниченному контингенту советских войск — это, как-никак, первый российский военный фильм, который можно смотреть не потому, что это кино «про наших», а потому, что просто интересно. Внимание привлекают не только взлетающие в небо башни танков, но и разношерстный актерский состав. Для живости картины было бы довольно одного Федора Сергеевича (прапорщик «Хохол»), произносящего суровые воинские тосты с мастерством профессионального конферансье, но здесь таких типажей полдюжины, и каждый обладает хоть и всего одной, зато глубочайшей чертой характера. Смольянинов («Лютый») — трудновоспитуем, Чадов («Воробей») — патологически интеллигентен, как всегда выступающий в эпизодической роли Ефремов — убедительно нетрезв. Тут есть и герой-резонер, и назначен на эту роль вовсе не харизматический прапорщик, а малозаметный художник-снайпер «Джоконда» (Крюков): судя по всему, его вскользь брошенную фразу «война — это очень красиво» режиссер дважды в день повторял перед строем технического персонала картины. Война снята Бондарчуком и вправду красиво.

Разумеется, отгрохать на экране такую дымную громадину, какие удавались его отцу, Федор Сергеевич не может — просто не по карману. Но и свои скромные два вертолета младший Бондарчук снимает с гордой непринужденностью аристократа, явившегося на званый ужин в тельняшке. «9 рота» выглядит так, как не выглядел пока ни один российский боевик. И дело тут даже не в пиротехнике, стирающей с лица земли кишлаки, удачной CGI-модели горящего транспортного самолета, окутанной пламенем батарее ПТУРСов и прочих фокусах, а в работе с натурой. Театр военных действий выглядит здесь мистической «мертвой землей», последней остановкой перед Валгаллой, а не просто живописным уголком, временно очищенным от туристов.

Билетов не найдено!

Закрыть