Рецензия на фильм Игры шпионов, отзывы критиков о кинофильме The Courier, все актеры | Time Out

Игры шпионов

The Courier   16+

TimeOut

«Игры шпионов». Красная жара на улицах Мордора

Вера Аленушкина

12 августа 1960 года, Москва. Некто Олег Пеньковский (Мераб Нинидзе), полковник ГРУ и крупная шишка в Министерстве научных изобретений (!?), пишет любовное письмо в ЦРУ. Мол, пугает меня Никита Хрущев и его планы по завоеванию мира, поэтому с радостью стану предателем Родины и солью на Запад всю информацию о советском ядерном арсенале. С этой расстрельной запиской Пеньковский отправляется в ближайший подземный переход и отлавливает там первых встречных американских студентов, ведь, как мы знаем, американцы толпами бродили по московским подземкам в начале 60-х. Те относят послание перебежчика в родное посольство — и вскоре заманчивое предложение по продаже Родины доходит до ЦРУ.

А как связаться-то с Пеньковским? К счастью, ЦРУ и МИ-6 быстро находят выход — вербуют английского бизнесмена Гревилла Винна (Бенедикт Камбербэтч), который может летать в СССР будто бы по торговым делам. Правда, Винн по началу отказывается: он обычный торгаш, а не какой-то герой-разведчик. Однако ему в красках расписывают последствия возможной ядерной войны, и ради благого дела Гревилл соглашается принести себя в жертву.

В СССР имя Олега Пеньковского было нарицательным. За несколько лет сотрудничества с иностранными спецслужбами он переправил на Запад более пяти тысяч документов разной степени секретности. Судили его открыто и показательно: процесс обсуждали в СМИ, на партсобраниях, на заводах, в школах. Естественно, во время таких обсуждений образ полковника вырисовывался вполне конкретно: о нем говорили как о типичном «враге народа», циничном и меркантильном, продавшем Родину за несколько тысяч долларов.

Западные СМИ и эксперты изначально видели эту историю с другого ракурса. Для них Олег Пеньковский — эрудит и интеллектуал, много сделавший для разрешения Карибского кризиса. Правда, он подписал договор о солидном вознаграждении за свою деятельность, и все же его мотивы были в большей степени бескорыстны. Он будто бы хотел «спасти мир от ядерной катастрофы», а не обеспечить себе безбедное существование после побега из СССР.

Авторы «Игр шпионов» и режиссер Доминик Кук взяли именно западную версию. Их перебежчик фактически жертвует собой ради мира во всем мире, пытаясь остановить фанатика-агрессора Никиту Хрущева (Владимир Чуприков), который, кстати, в фильме выглядит максимально карикатурно. При этом сам Пеньковский — отличный семьянин и верный товарищ, а информация о его предполагаемом вознаграждении или недовольство карьерой в СССР тактично остаются за кадром.

Гревилл Винн, о котором у нас по понятным причинам почти ничего не знают, выглядит не менее идеализированным. Вот только в случае с ним авторы идут на сознательное искажение фактов: реальный Винн начал свою карьеру в разведке еще во время Второй мировой, а к 60-м уже мог считаться профессиональным разведчиком. В СССР он до встречи с Пеньковским несколько раз уже бывал, о чем «Игры шпионов» полностью забывают. Экранный Гревилл Винн — малоприметный торгаш средней степени неуклюжести, единственный талант которого — пить горькую в свободное от бизнеса время. Однако необходимость предотвратить войну превращает этого рохлю-обывателя в мученика и героя. Видимо, авторы решили, что метаморфозы рядового гражданина, «такого же, как мы с вами», должны вызывать у потенциального зрителя большую симпатию, чем злоключения профессионального агента. Тут очень хочется процитировать бессмертное «когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой», но мы не будем этого делать.

Как бы то ни было, основная проблема фильма вовсе не в буйной фантазии авторов, а в ее отсутствии и в том, что они абсолютно ничего ни знают ни о жизни в СССР, ни о работе агентов разведки. Их Олег Пеньковский ведет себя так, что его без труда рассекретил бы первый встречный ответственный октябренок, а не только опытнейшие сотрудники КГБ. Москва же выглядит на экране как филиал Мордора: небо затянуто тучами, у всех прохожих суровые лица, а на этаже элитной московской гостиницы уровня «Националь» сидит Баба-Яга с вязанием и мысленно фотографирует каждый шаг зазевавшегося иностранца. При этом русские, естественно, пьют водку (правда, почему-то из бокалов), едят тосты с черной икрой, поют «Катюшу» и смотрят балет «Лебединое озеро».

Единственное, что могло бы спасти «Игры шпионов» — это Бенедикт Камбербэтч. Ради роли Винна он совершил настоящий актерский подвиг: сбросил несколько килограмм, превратившись в живой скелет, а играет он во второй части проекта так, что перехватывает дыхание. Тем не менее никакой актерский талант не способен перебороть логические или фактологические ошибки. В итоге вместо живой истории мы получаем стандартную и сильно упрощенную «клюкву», в которой на оригинальность претендуют только сценарные «ляпы».

Реклама

Билетов не найдено!

Закрыть