Протопроедр на вашу голову: молодое петербургское СМИ с некремлевской повесткой

Телеграм-канал «Протопроедр» был основан 4 октября 2017 года, в сферу его интересов попадают петербургские и всероссийские общественно-политические события, но их трактовка далека от кремлевской. Число подписчиков канала составляет 3,5 тысячи человек, и аудитория неуклонно растет, ведь авторам есть что сказать, и это «что» интересно многим. Мы пообщались с представителями канала и получили ответы на многие наши вопросы. Например, оказалось, что протопроедр — это…

— «Протопроедр» — анонимный telegram-канал с некремлевской повесткой. Какие задачи вы ставите перед собой?

— Хороший артист, выходя на сцену, всегда имеет, что сказать зрителю. Когда канал появился, это конец 2017-го, в Питере была несколько иная картина: другой губернатор, другая команда в Смольном, и Телеграм был камерной игрушкой в руках понимающих. Сейчас многое изменилось, но задачи были и остаются бескорыстными: из любви к русской словесности, политической философии и сплин-рефлексии высказаться, обменяться информацией, предложить альтернативу и свежий взгляд, поддержать других энтузиастов.

— Кто придумал столь чудесное название? Что оно означает?

— Название первое время воспринималось скептически. Значения слова не знали, и кто-то считал, что это игра букв «про то едро», имея в виду «Единую Россию»; кто-то считал, что этот канал «про то, про это». Но у названия есть конкретная аллюзия на нашу текущую обстановку. Протопроедр — это титул византийских чиновников. И это слово из Константинополя по понятным причинам пришло на Русь на рубеже тысячелетий.

— Какое настроение у вашей повестки? Агитируете ли вы за отличную Кремлю позицию?

— Мы не занимаемся агитацией и не будем этого делать. Мы беседуем с читателем, обращаемся к его интеллектуальному, культурному багажу. Основная наша аудитория живет и работает в Петербурге, и мы знаем, что эта аудитория достаточно хорошо подготовлена, чтобы воспринимать написанное.

— Есть ли реклама на канале? Или вы освещаете только то, что близко вашей команде?

— Мы считаем неподходящей для себя формой, когда от имени канала под видом собственной публикации и без дополнительных атрибутов дается информация, очевидно привлекающая читателя к другому каналу, услугам, мероприятию. Эта практика широко распространена в Телеграме, но мы считаем возможными рекламные записи только в том случае, если они атрибутированы соответствующим заголовком. Так было с объявлением о проекте Тайм Аут Петербурге «ТОЛК».

Нет среди нас Лениных, Ганди или Мартинов Лютеров Кингов, но есть люди, владеющие предметом, о котором пишут, и имеющие что сказать читателю. Оглядываясь вокруг, мы понимаем, что сегодня это уже немало

Когда нам предлагают прорекламировать другие каналы, мы отвечаем, что этого не делаем, но даем ссылки на интересные, с нашей точки зрения, публикации. Другими словами, чтобы попасть в «Протопроедр», нужно его всего лишь заинтересовать.

— Есть ли СМИ, чье отражение реальности близко вашей команде, или таких СМИ в принципе нет?

— Мы не разделяем доминирующую сейчас точку зрения, что журналистика в Петербурге «уже не та». Это кажется невероятным, но идут годы, а в питерских медиа вопреки процессам появляются интересные авторы. Речь и об информационных агентствах, и электронных изданиях общей направленности — с бумажными версиями и без. Что касается конкретных СМИ, то мы считаем наиболее профессиональными коллективы, работающие в ежедневном режиме с большим потоком информации.

— Что изменилось после вступления в силу закона о неуважении к власти? Как он касается вас или анонимность позволяет оставаться вне закона?

— Закон касается ответственности за выражение в неприличной форме неуважения к органам власти или госсимволам. К нашей деятельности это никакого отношения не имеет. Но мы с большим интересом будем следить за правоприменением этой нормы, поскольку пока не понимаем, и не мы одни, как это будет работать. Если говорить о нашей оценке, то мы считаем такую норму архаичной и свойственной государствам с консервативной идеологией. Исходя из этого, мы предполагаем, что со временем практика по этой норме сначала сведется к минимуму, а затем, возможно, будет ликвидирована полностью.

— Была мысль снять завесу тайны и поделиться с аудиторией: кто вы, что вы, где вы?

— В этом нет необходимости, потому что этот маневр ничего не даст ни нам, ни аудитории.

— Вас читают представители государственной власти? Получали ли вы жалобы/блокировки?

— Читают. Есть главы регионов и их заместители (действующие или бывшие), руководители и пресс-секретари органов власти, представители крупного капитала. Иногда нам становится известно об их реакции на публикации.

Жалоб и блокировок в наш адрес не поступало.

— Какая у вас миссия? Верите ли вы в полезность своих действий? И насколько силен отдельный человек: может ли он изменить мир/страну/город?

— Нет среди нас Лениных, Ганди или Мартинов Лютеров Кингов, но есть люди, владеющие предметом, о котором пишут, и имеющие что сказать читателю. Оглядываясь вокруг, мы понимаем, что сегодня это уже немало.

— Какие ценности, на ваш взгляд, сегодня актуальны?

— Здоровье детей, справедливость и равенство возможностей.