Манижа: я хочу, чтобы даже в темные времена мои слушатели знали — за этим есть свет

В августе в Петербурге прошел музыкально-гастрономический фестиваль «Акустика Счастья», в рамках которого выступила Manizha. TimeOut встретился с певицей, чтобы поговорить о музыке, людях, открытиях. В ходе нашей беседы выяснилось, что в то время как стремительно нарастает популярность курсов по созданию личного бренда и продвижению в Инстаграм, когда сотни тысяч парней и девушек ищут очередной беспроигрышный способ стать «новой звездой», побеждает... искренность. Певица Манижа, конечно, мечтала о большой сцене, но лишь для того, чтобы делиться своими мыслями и чувствами с людьми. Она и сейчас после концертов остается просто обняться со слушателями, не может отказать в помощи, если ее об этом просят, и верит, что однажды мир станет чуточку лучше.

 

— Манижа, ты к нам приезжала выступать на фестивале «Акустика счастья». А что для тебя счастье? И так ли оно необходимо сейчас, когда суперскорости и соцсети зачастую подменяют реальную жизнь?

— Да, я могу вспомнить себя ребенком, тогда скорость была другой. Не потому что мне так казалось в силу возраста, а просто мир очень сильно изменился за последнее время. Я точно знаю, что для меня счастье не бывает одинаковым. Не существует счастья одного на всех. И на каждом этапе жизни ты находишься в поисках нового счастья. Вот сегодня для меня счастье — это научиться быть здесь и сейчас. Это когда можешь переключаться с проблемы, которая долго пожирает твои мозги и сердце, и найти силы, чтобы улыбнуться.

— Но как это сделать? Как улыбаться, когда плохо?

— Я, например, сейчас стараюсь специально улыбнуться, когда я одна. Чтобы мышцы лица запомнили улыбку. Медсестра как-то сказала мне: «Утром просыпаешься и просто улыбайся. Тело дает сигнал мозгу, и положительные эмоции наполняют тебя». А еще отличный способ быть здесь и сейчас — это просто идти по улице и считать окружающие объекты. Это помогает вернуться. Но лучше всего мне помогают китайские чаепития. Я прихожу на них с мастером, и это больше всего возвращает меня к жизни. Для меня это равноценно поездке на море.

— В китайской культуре другой ритм, она спокойная, размеренная…

— Да, она помогает замедлиться.  Вот, что сложно сделать людям сегодня, это замедлиться. Просто медленнее идти, говорить, медленнее пить чай и смотреть вокруг, вдыхать запахи, которые тебя окружают.

— Интерес к китайской культуре как-то связан с твоим происхождением? Таджикистан тоже транслирует восточную культуру, возможно, есть какие-то схожие черты?

— Это определенно связано с генетикой, с тем, что это есть внутри моего ДНК. Но я сама к этому пришла, без наставлений семьи или друзей. Я случайно попала на свою первую традиционную чайную церемонию и могу сказать, что это навсегда отпечаталось у меня внутри. Мне повезло с мастером, с чаем, который мы пили, это был прекрасный чай высшего сорта. Когда в нем научишься разбираться, все остальное становится понятнее.  И многие китайские традиции меня вдохновляют. В целом, восточные традиции. Особенно те, что выражают отношение людей друг к другу. Но живя в «каменных джунглях», работая в музыкальном бизнесе, сложно соблюдать многие из них, но все зависит от тебя самого, в этом я убеждена.

— У тебя были в роду творческие люди? Расскажи, это очень интересно: как рождаются самобытные звездочки?

Мой путь с самого начала строился на абсолютной искренности, потому что мне нечего было скрывать, и я ничего не придумывала. Я делала и продолжаю делать все из подручных средств. И у меня до сих пор нет гениальной команды

— Это очень мило (смеется). В моей семье все по-своему талантливы. Дедушка мой был писателем, я знаю, что писать у меня получается именно благодаря его генам. Моя мама пела, а еще она — дизайнер и… физик-ядерщик. Она является директором и инвестором проекта Manizha, она же еще и арт-директор. Мы с ней реализуем разные безумные идеи, она шьет костюмы для всей нашей команды. Одна моя сестра — корреспондент на Первом канале. А младшая сестра сейчас работает в трехзвездочном мишленовском ресторане. У нее с детства была страсть к тому, чтобы готовить, она всегда придумывала рецепты. Нам давалась свобода: неважно, родился мальчик или девочка, мусульманская семья или нет. За это я очень благодарна своим родителям. И когда у меня спрашивают, почему я сегодня такая, какая я есть, я отвечаю, что все только благодаря моей семье.

— А как быть с музыкой? Она — часть твоего паззла счастья?

— Когда у человека что-то есть, он перестает на это обращать внимание. Когда музыка стала работой для меня, редкими стали моменты, когда она помогает мне быть здесь и сейчас. При этом я точно знаю, что не представляю без музыки своей жизни. Недавно я сделала паузу и 14 дней не пела, практически не слушала музыку, не играла ни на каких инструментах и вообще была в другой стране. Я поняла, что так нельзя делать больше никогда. Я даже телом ощущала, как мне не хватает музыки.

— Сейчас, как мне кажется, настало время искренности, люди устали от маркетинга. Ты обрела популярность, потому что предстала перед публикой настоящей?

— Сегодня людей практически невозможно обмануть. Было слишком много рекламы в нашей жизни. А человек, как и любой организм, рано или поздно обучается, у него появляются новые инстинкты, он легко отличает ложь от правды. Людям важно, чтобы за рекламой стояла личность, которая по-настоящему отражает ценности бренда. Мой путь с самого начала строился на абсолютной искренности, потому что мне нечего было скрывать, и я ничего не придумывала. Я делала и продолжаю делать все из подручных средств. И у меня до сих пор нет гениальной команды, которая бы все решала за меня. Я думаю так: если ты сам не можешь этого сделать, то кому ты нужен?

— У каждого человека есть предназначение. Какой ты видишь свою миссию сцене?

— Я хочу изменить мир к лучшему. Это банальная фраза, но она пережита изнутри: я долго задавалась этим вопросом и, наверное, по сей день еще задаюсь, но я точно знаю, что меня волнует и что мне хочется делать. Мне хочется говорить людям про свет: даже в темные времена надо верить, что за этим есть что-то другое. Когда ты даришь людям надежду, ты и себе надежду даешь.

— Приведи, пожалуйста, пример.

— Ну, например, моя песня «Любил, как мог». Музыка очень веселая, она сделана из модных и понятных для аудитории звуков. Такая песня вызывает желание танцевать, зажигать на подсознательном уровне. Но на самом деле, в ней есть весьма болезненные вещи. Про то, что ты приходишь к такому уровню осознания себя, когда позволяешь людям себя использовать. О том, что ты любишь так, как ты можешь — не больше и не меньше. Ты такой, какой ты есть, и тебя не изменить. Это ведь очень тяжелые темы для человечества, не раскрытые до сих пор.

Мне нравится создавать понятные формы с непростым сообщением. Это такая «меланхоличная дискотека», когда ты в наушниках и танцуешь. Когда ты можешь преодолеть боль через веселье, когда ты даже сквозь темные времена видишь свет

Мне нравится создавать понятные формы с непростым сообщением. За счет формы я позволяю преодолеть сообщение. Это такая «меланхоличная дискотека», когда ты в наушниках и танцуешь. Когда ты можешь преодолеть боль через веселье.

— Возможно, тебя удивит этот вопрос, но что для тебя значит патриотизм, любовь к Родине?

— Я очень люблю людей. Пока не удалось Вселенной отобрать у меня эту любовь. Я ненавижу, когда люди судят о человечестве по одному человеку. Или о нации, например. Я сама являюсь таджичкой, которая иммигрировала в Россию и сталкивалась с огромным количеством расизма в свою сторону. Когда я уезжала в США, я тоже сталкивалась с расизмом. Я не могу сказать, что живу только в одной стране и ей принадлежу, я принадлежу миру, я — человек мира. Но мне не хочется, чтобы мне было стыдно говорить о том, откуда я. Я, знаешь, хочу, чтобы люди меньше стыдились правды. Сейчас я в России и хочу ее сделать чуть лучше.

— А Таджикистан?

— Я думаю и о мигрантах… Я считаю, что было бы классно, если бы появились —государственные программы, благодаря которым мигранты могли бы полноценно изучать язык. Особенно это актуально для детей: чтобы у них было больше возможностей, чтобы они могли быть на равных с другими детьми, не чувствовали ущемленности и получали образование. Со временем, я надеюсь, у меня будет достаточно ресурсов, чтобы помогать таким людям, может, даже в будущем открою такой центр. Но пока не загадываю. Я точно знаю, что проблема есть и ее можно решить.

— А Петербург? Раз уж заговорили о твоих местах, не могу не спросить про наш город. Какой он — твой Петербург? Где твои места силы в городе? Где любимые места встреч, где любишь выпить чашечку кофе с друзьями? 

— В Петербурге я чувствую себя особенной. Даже мой недавний приезд на «Акустику счастья» закончился совершенно фееричным вечером. Сначала слушатели не отпускали меня, пели, было так душевно, так красиво. После концерта я всегда остаюсь поговорить, обняться. Мне интересно услышать мнения, интересно обнять кого-то, люди ведь иногда приходят просто поплакать. Причем нет такого безумного фанатизма, как бывает в коммерческих, больших проектах, когда люди и сами не понимают, почему так сильно по кому-то фанатеют. Люди приходят, и я знаю, что они пережили, потому что я это пережила тоже, я вкладывала это в свои песни… Раз они сегодня здесь, значит, они по сообщению пришли, по сигналу, и мы просто можем обняться.

А после мы остались ужинать и разговорились с американской певицей AYO. И у меня был шок! Остаться человеком, будучи частью индустрии, — это сложно! AYO сломала все стереотипы и доказала, что мы все — люди, у нас одинаковые потребности, мы одинаково ненавидим и любим. Мы говорили с ней о женщинах. Она сидела и кормила своего ребенка при мне. Мы пришли к тому, что невероятно круто быть женщиной, важно понимать свою женскую силу, важно чувствовать себя в гармонии на сцене (иначе ничего не можешь дать зрителям), важно научиться любить себя, чтобы отдавать энергию другим.

У нее трое детей, она пишет потрясающие песни, она невероятно красива, невероятно молодо выглядит (ей вроде 38). Она отдала мне столько энергии в тот вечер! Я не заслуживала такого. Мы ведь просто ужинали, она не обязана была этого делать. Это не просто вежливость. Она мне сказала: «Это не последняя наша встреча, мы еще точно встретимся, я это знаю! Следующая встреча будет на другом уровне, на других сценах». Слышать такое от AYO безумно приятно.

Беседовала Юлия Добровольская