Петербург
Москва
Петербург
«Музыкальный критик – это говорящий туалет»

«Музыкальный критик – это говорящий туалет»

Василий Вакуленко, больше известный как Баста (а также как Ноггано и чуть менее как N1NT3ND0), раскачает Ледовый дворец живым двухчасовым выступлением. Накануне главный русский рэпер заявил Time Out, что готов сидеть пятнадцать суток и не боится старости.

В связи с запретом мата в произведениях искусства хочется уточнить: свои песни вы считаете таковыми?
Считать свои песни произведениями искусства по меньшей мере неприлично. Я бы сказал, это просто творчество. Чтобы назвать что-то произведением искусства, необходимо получить заключение людей, которые обладают авторитетом в области искусства, какой-то творческой комиссии. Хотя любая комиссия попахивает совком. Представь комиссию, которая бы отбирала рок-песни, – пусть там будут сто раз уважаемые люди, весь заслуженный русский рок – у них есть личное отношение, субъективность. Это что-то вроде программных директоров на радио, которые мне говорят: «Вы – неформат». Я спрашиваю, кто так решил, мне отвечают: «Мы знаем, что слушают наши люди». Я говорю: «Так люди же не слышали еще мои песни на вашем радио, как вы можете судить?» Палка о двух концах – они не поставят, потому что людям не понравится, а людям не нравится, потому что песню не поставили на их любимом радио.


Будете предпринимать какие-то действия во избежание неприятностей?
Буду выступать, как выступал, писать как писал, делать как делал. Я не знаю, как этот закон будут применять в жизни. Ну, будем сидеть пятнадцать суток, что делать. Реагировать на это я не хочу, это популизм и профанация. Я бы хотел провести медицинское обследование господина Мединского на предмет его психологического здоровья, но этого никто не будет делать. Вот и меня не надо трогать, пусть каждый занимается своим делом.


Концерт в Ледовом – это часть тура или отдельное выступление?
Это шоу специально для Питера. Люди давно просили, чтобы мы сделали у вас большой концерт. Ледовый – хорошая площадка, чтобы играть рок-н-ролл, на сцене будут барабанщик, два гитариста, бас-гитарист, клавишник. Отыграем двухчасовой концерт, гостей позовем, всех наших друзей.


В прошлый раз вы приезжали с презентацией фильма «Газгольдер». После фильма отношение публики изменилось?
Я не заметил перемен, везде полные залы, идут концерты, были недавно в Одессе, в Крыму.


Провокационный момент про Одессу и Крым.
А почему провокационный? Это политические вопросы. А я занимаюсь музыкой, и музыка, возможно, единственный доступный сейчас инструмент по сглаживанию трагических событий. Не оружие, оружие надо сложить, прекратить все это и выдохнуть, все зашло слишком далеко.


Но социальных, протестных песен вы не пишете. Вот вы перепели «Ляписа Трубецкого», но не песню «Рабкор», а «Евпаторию», почему?
Я не понимаю, что ты имеешь в виду, говоря «социальные», «протестные». «Евпатория» – одна из крутейших песен «Ляписа». В ней больше протеста, чем во всем остальном. Потому что любовь – самое сильное оружие. У меня есть песня «Солнца не видно» 2007 года, и я в ней все сказал о своей позиции касательно этих вопросов.


На форуме «Газгольдера» я встретил обсуждение, в котором люди гадают, что Баста будет петь через десять лет. Мне понравилась мысль, что русский рэп переживает сейчас Серебряный век, после которого будет упадок.
У всего бывают подъемы, спады. А старики, у которых не хватает мужества признать, что прогресс необходим для того, чтобы жанр оставался живым, в любом случае будут называть все новое дерьмом, это обычный старческий пердеж.


Стать стариком – неизбежно для музыканта?
Конечно. И я буду так же брюзжать и называть все новое плохим. Это естественно, мы все превратимся в бабушек и дедушек, сидящих на лавочках у подъездов и говорящих о молодежи: «Ой, проститутка, ой, хулиган». Наши родители были молодыми, зажигали, выросли и превратились в наших учителей. Мы превращаемся в учителей. У меня две дочки, я уже чувствую это в себе. Не может быть музыкальный критик старше тридцати. Он сразу начинает ныть: ах, как было круто в восемьдесят третьем, какой звук был, как играли – да всем насрать на это, по большому счету. А профессия «музыкальный критик» самая бесполезная на свете, почти как диджей. Человек, не имеющий опыта создания музыки или выступления на сцене, не является авторитетом, это просто говорящий туалет.


Вы попали в список людей года по версии GQ, как относитесь к подобным вещам?
Спокойно. Мне приятно, чего лукавить. Но если не выберут, не умру. Я давно не хожу на все эти церемонии, это круто на определенном этапе, но сейчас мне интереснее делать музыку, клипы, кино – творчеством заниматься, но не этим. Цели бороться за награды нет. Моя главная награда – люди, которые приходят на концерты, вот это мои золотые кубки.

 

9 октября 2014,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация