Петербург
Москва
Петербург
Дюссельдорф: все золото Рейна

Дюссельдорф: все золото Рейна

Сильно пострадав в конце Второй мировой войны, Дюссельдорф за короткое время стал немецкой столицей моды, арта и торговли.

Дюссельдорф – город не самый густонаселенный, по российским меркам, но обширный за счет промзон. Оглядеть его в погожий вечер особенно приятно с высоты птичьего полета – для этого достаточно заплатить 5 евро за вход на самую верхотуру телебашни Рейнтурм (Stromstrasse 20), где, как полагается, есть еще и панорамный ресторан. Башня служит и навигационной вехой – видно ее отовсюду, – и самым крупным в мире вертикальным хронометром, где каждой минуте или часу отвечает вспыхивающая неоном риска. Прямо под башней начинается набережная Рейна. Отужинав морепродуктами в прибрежном ресторане, есть смысл оккупировать лавочку, уткнуться в книгу из пункта буккроссинга (на русском беллетристика тоже имеется) или просто наслаждаться легким бризом – благо, машины это место проезжают по гигантскому тоннелю прямо под променадом. Есть ли на дне Рейна золото, как поется у Вагнера, самостоятельно выяснять запрещается: река бурлива и глубока, судоходна и любит широко разливаться, затапливая низины. Поэтому на правом берегу ничего не строят, только летом разворачивают небольшой парк развлечений, поближе к которому аборигены выбираются на пикники. А на левом берегу с укоризной глядит на праздношатающуюся публику церковь Святого Ламберта (Stiftsplatz 7) с закрученным винтом шпилем, одна из немногих уцелевших после бомбежек. По легенде, здание так скрючилось, не стерпев позора: некая невеста, венчавшаяся там, наврала насчет своей непорочности. На деле виной тому пожар. Тем более иронично, что сразу от церкви отходят улочки с массой классических пивных, где король стола – красное пиво, которое шустрые кельнеры разносят исключительно в маленьких стаканах, чтобы не успело выдохнуться.

Немцев не обошла мода на здоровое питание: в большинстве ресторанов предлагают жевать какой-нибудь аспарагус с малиной, но в пивных по-прежнему царит свиная рулька с капустой и колбаски. В городе обитает самая обширная в мире японская диаспора – страны, проигравшие Вторую мировую, сплотились в торговле, а в Дюссельдорфе проходит крупнейшая ярмарка Messe Dusseldorf (в этом году пройдет с 30 августа по 7 сентября, Stockumer Kirchstrasse 61). Где японцы, там в изобилии и рестораны, где сырую рыбу готовят правильно, а не как у нас. Маленький Токио начинается сразу от вокзала, места малопримечательного, если бы не важный факт: только там работают магазины в дни религиозных праздников. К слову, дюссельдорфцы – самые большие атеисты в Германии, но кто же откажется от выходного. Пища духовная, однако, значит для Дюссельдорфа не меньше телесной. Здесь, запершись в своей студии Kling Klang, записывали исторические альбомы первопроходцы электронной музыки Kraftwerk. Здесь творили Шуман и Мендельсон, о чем напоминают памятники в центре. Здесь в богато декорированном под Ренессанс здании Академии художеств (Eiskellerstrasse 1) учились Йозеф Бойс и Герхард Рихтер. Здесь раз в четыре года проходит престижнейшая квадриннале современного искусства. Музеев, галерей и теаров, полное ощущение, больше, чем пивных. А каждый ноябрь здесь проводится развеселый карнавал на манер бразильского. Район Медиенхафен – бывший порт, по другую сторону от Рейнтурма – вовсе может служить пособием по современной архитектуре и городскому планированию. Главный хит здесь – три «пьяных» дома текучих форм, чей автор Фрэнк Гери, обладатель Притцеровской премии, построил также музей Гуггенхайма в Бильбао. Один из этих домов обит сталью, так что в лучах солнца выглядит как послание неземной цивилизации.