Петербург
Москва
Петербург
Хью Лори об исправлении Грегори Хауса

Хью Лори об исправлении Грегори Хауса

«В реальной жизни Хауса нередко бы колотили, а то и упекли бы в тюрьму»

Британец с головы до пят, Хью Лори больше известен на родной земле по ролям эксцентричных аристократов на ТВ (самые яркие — неуклюжий идиот в «Черной гадюке» и клоун из высшего света в сериале «Дживс и Вустер» по Пэлему Вудхаузу). Однако в последние годы 49-летнему Лори удалось вылепить себя заново, да так, что Мадонне стало бы завидно. Для роли доктора Хауса в одноименном сериале он отбросил ужимки недоросля, научился растягивать слова на американский манер, приобрел впечатляющий загар и обнаружил IQ, как у Стивена Хокинга, — восторженные рецензии и новые фанаты не заставили себя ждать.

«Раньше я играл придурков. Не знаю, может, лицо у меня такое, но дураки мне и впрямь отлично удаются, — произносит Хью Лори с фирменным акцентом знатного англичанина. — Вот в чем разница между британским и американским ТВ: американские сценаристы любят сочинять про умников, про людей, которыми можно восхищаться. В Британии мы пишем о тех, кем восторгаться сложно, большинство английских сценаристов словно мстит кому-то».

Нам остается поверить его теории, ведь на счету Лори не один комедийный сценарий. «Конечно, Хаус тоже иногда валяет дурака, — Лори добирается до сути. — Но ведь он в душе остался подростком, и в этом мы с ним очень похожи».

Персонаж Лори — колючий тип, не имеющий понятия об уважении, хамоватый инфекционист, которому ничего не стоит оскорбить смертельно больного. Этому высокомерному грубияну плевать на мнение пациентов и коллег, но как и должно быть в кино, под белым халатом скрывается сердце, и гений медицины сделает все, чтобы поставить заветный диагноз — пусть для этого и придется чуть не угробить пациента. Если этих черт недостаточно, чтобы влюбить в себя зрителя, Хаус добивает его байронической хромотой и пристрастием к болеутоляющему.

«Вживание в роль далось нелегко, особенно изображать хронические боли и зависимость от викодина. Да, это было большим испытанием, — подчеркивает Лори, перед тем как поведать о работе по Станиславскому. — Я съел одну таблетку викодина, чтобы понять, что к чему, и очень приятно себя почувствовал. Наверно, лишился полумиллиона мозговых клеток — да и было ли у меня там столько? В общем, один раз принял».

Лори крепко привязался к своему ворчливому альтер эго, это становится заметно, когда актер спешит оправдать нехватку манер у своего персонажа: «Если бы я был смертельно болен, я бы обратился к хорошему врачу, а не к эскулапу-добрячку. Доброта — это очень мило, но когда жизнь на волоске, захочешь чего-нибудь получше».

И 18 миллионов американских зрителей с ним согласятся. «Поставить в центр повествования такого черствого, неприятного типа — смелый шаг, но мне кажется, зритель чувствует искренность в том, сто только на ТВ, в реальной жизни Хауса нередко бы колотили, а то и вовсе упекли бы в тюрьму. Но всегда весело наблюдать, как кто-то говорит то, о чем другие не скажут».

Лори не перестают хвалить за эту роль с тех пор, как пилотную серию показали в 2004-м. The Washington Times, например, назвала его игру «опасно близкой к совершенству». Комплименты множатся, и Лори, похоже, рад быть на гребне волны: «Я не задумываюсь о будущем. Попробовал как-то в конце 70-х, но не очень-то помогло. Мне просто нравится то, что я делаю. Положа руку на сердце, даже страшно, а вдруг уволят?» — говорит он с наигранной застенчивостью.

Но чтобы малоперспективное шоу стало бомбой, пришлось приложить немало сил: «Никогда в жизни так тяжело не работал. Приходится торчать в темном павильоне без окон по 18 часов на дню. Я никуда не выбираюсь, после съемок сразу домой, порция спагетти «Болоньезе» из микроволновки — и спать. Вот моя жизнь. Но труднее всего быть вдали от жены и детей, — честно заявляет он, перед тем как подпустить сарказма. — Чего только ни делаю, чтобы заглушить тоску, из джакузи не вылезаю, кокаин в три ноздри тяну — не помогает».

Каждый последующий сезон прибавляет сериалу зрителей, кажется, что уже все вокруг его обожают.

«Я ожидал, что некоторым у меня на родине не понравится, что я американца играю, — говорит Лори. — Англичанин обязательно смутится, если его друг заговорит по-французски — со мной та же история. Но мне кажется, люди привыкнут, потому что в сериале есть столько достойных внимания вещей».

Пока актеры вроде Хью Гранта и Руперта Эверетта продолжают и в Голливуде играть красавчиков в глупом положении, приятней наблюдать, как Хью Лори отваживается на перемены — и преуспевает в этом.

1 мая 2009
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация