Петербург
Москва
Петербург
Борис. Ресторанный критик

Борис. Ресторанный критик

Главный гастрономический критик Петербурга не пишет, а говорит для Time Out

 

 

Человек, чьего вердикта рестораторы со страхом ждут сразу после открытия, вечный инкогнито, обладатель самой обаятельной аватраки на просторах сети рассказал o худшей пасте года, ресторанной культуре города и собственном мобильном приложении.

Начало пути: первые шаги критика Бориса
Все просто, в 2003 году, уже объездив большинство стран Европы, стал замечать, что рассматриваю наши кафе и рестораны, не как раньше, «ну забежать, похавать и побежать дальше, чего же тут необычного», а как отдельный, интересный предмет. Которому лупа требуется. Как там и как у нас? Почему так? Почему в самой дешевой парижской закусочной, теплый багет с начинкой, вкуснее чем «мяско по- французски» в нашем самом дорогом ресторане. Может, я не туда хожу? Именно тогда начал интересоваться. Не хочу льстить, но первым «моим» изданием, был Time Out , тогда только превращающийся в Time Out из «Календаря». Помню, впервые прочитал не купив, а взяв за стол в гранд-кафе «Провинция» на Петроградской. До сих пор я храню архив рубрики «Меню и счет» с 2004 года в большом регистраторе. Ведь цель моя стала иной: найти что-то другое у нас, то что я не замечал, что проходило мимо. Тут даже не лесть, просто других вариантов узнать про открытия интересных, новых для рынка, мест, не было. «Эривань», «Мамуния», «Тусовка», «Пицциссимо» с итальянским поваром: вплоть до открытия «Тритона», это был главный источник информации. Потом «я открыла для себя» еще один журнал о городских событиях. И ресторанный интернет.

 

 


Стал копиться какой-то опыт… и оказалось, неожиданно оказалось, что мнением можно делиться не только с друзьями, но и есть специализированные сайты, где можно оставить свой отзыв. Посмотреть мнения других о том же месте. Сравнить. Какой это был фан! Говорил с тремя людьми, казалось, этого достаточно, а тут ощущение, что мне дали волшебный мегафон, который орет на весь мир! Первый отзыв на allcafe датирован 1 января 2004 года, он и сейчас висит — то есть, через полгода, я и весь город, да и прогрессивное человечество, отпразднует десятилетие. Кто не отпразднует – не прогрессивный! А дальше, омут, из которого не выбраться. Возможно, не начал бы размещать на олкафе, ничего бы не было. Омут комфорта, омут понимания, омут поддержки. Когда нет давления, нет цензуры, это дает человеку дышать, и развиваться. Если бы все эти годы, я не чувствовал себя как на стеной, если бы на меня сыпались все «звонки в редакцию» «требуем срочно убрать эту клевету, наше кафе прекрасное, а повар Тигран Патваканович готовит высокую, авторскую кухню, у него шесть звезд мишки северного», наверное, соскочил бы довольно быстро. Опять же, за 10 лет и 1800 рецензий, мне не разу не сказали «про этого нельзя» или «тут надо как то побравурнее». Разумеется, день такой просьбы и стал бы последним моим днем на сайте. Так что, поблагодарим хрупкую, милую девушку Анастасию Алексеенко за мое ощущение каменной стены.

Ваши замечания после посещений ресторанов в чаще всего заканчиваются изменениями в лучшую сторону. Взгляд на некоторые важные мелочи, из которых, собственно и состоит ресторан — от вежливого обращения в гардеробе, до посуды, в которой подается Цезарь, формируют понимание правильного ресторана. Нет ли ощущения, что Вы воспитываете едва ли не первое поколение людей, реально разбирающихся в ресторанной культуре?

Говорите, говорите еще. Нет, так только кажется. Изменения? Откуда в новой точке изменения? Нет. И про культурку — нет! И вот по нескольким причинам. Если в 2006 году моя деятельность была «оригинальной», как и деятельность любого фрика, что даже вызвала интерес канала РТР, он так назывался, сейчас это перестало быть феноменом. Не мне судить о роли. Даже если и пишут сейчас, «я начала писать отзывы, прочитав ваши, поняв, что ничего в этом нет такого, что это нормально, вот так делиться впечатлениями».


И вот вопрос о культуре, это уже отдельная тема на половину печатной версии Time Out. Культура – как личности. Писатели и художники и их влияние на «остальных людей». Если так понимать культуру, то пирамида такая. Есть не более десяти человек в городе, чье мнение важно для меня. Пирамида. Для меня она такая. Под этой десяткой — есть узкая прослойка, которой «не все равно». Она очень ограничена. Я даже не про гурмэ. Я про тех, кто обращает внимание на «мелочи». Которым важно знать, что мороженое, что им подали, не сделано из смеси «просто добавь воды», которая спрашивает в ресторане «а что это за мясо, откуда». Часть из них пишет отзывы, часть просто «так живет». Есть следующая прослойка – «актив». Актив ресторанных сайтов, актив страниц в социальных сетях. Активные. Не все там имеют хороший вкус и внимание к мелочам, но этот актив формирует мнение совсем иного числа людей. Условно, от 1 к 100 до 1 к 1000. Если до 30000 посетителей (следующая ступень) приходит читать отзывы каждый день, те отзывы, что производит «актив», 20-30-50-100 человек, везде по разному, значит, он, актив, влияет на эти 30000, которые, читая каталог ресторанов, не видят разницу между этими строчками: ресторан «Василек» и «Строганов Стейк Хаус». Они выбирают, основываясь на мнении актива. Передают ли эти цепочки культуру? Если и ответ «да», то в отношение очень ограниченного числа людей. Остальные ищут не где лучше, а где больше скидка на купонном сайте, в каком суши-шопе сегодня можно купить «феладелифию за 60».  Не в экономии дело, а в выборе. Им не важно, итальянская кухня или эстонская, если завтра подарят скидочную карту «Евразии», эта армия забудет, что она брезговала есть суши и побежит весело хрумкать. Я отдаю себе отчет, что 99% публики сейчас — именно такова. И это не «плохо», это жизнь. Банкеты, купоны, провести время и потанцевать (до трети запросов), только напитки, музыка/караоке, все так далекое от меня.

Раньше Вы говорили, что не считаете себя профессиональным критиком. Обладая колоссальным практическим опытом и возможностью по памяти сравнивать, например, карпаччо из тунца образца 2007 года в Chin Chin Cafe и его же, но в сравнительно свежем Buddha-bar, нельзя не отметить, что человека, лучше разбирающегося в гастрономической ситуации города попросту нет. В таком случае, какими навыками должен обладать профессиональный ресторанный критик в Петербурге, если не теми, что есть у Вас?

Вы очень четко уловили то, что я считаю своим главным козырем. Опыт. Именно опыт. Можно много учиться, приехать, как герой Булгакова в глушь и не уметь принять роды, а можно быть деревенской повитухой, которая тысячу раз в год это делает, хоть и не знает всех терминов на латыни. Когда у меня спрашивают совета, именно это я и говорю: пользуйтесь правильно. Если я обошел более 2000 мест, я могу сказать, у кого были такие интерьерные решения, а съев миллион Цезарей именно в Петербурге, могу рассуждать о сём политическом деятеле. Если вижу за месяц 50 раз цену на «ризотто белые грибы», могу сказать, что 300 это дешево, а 500 это дорого. Вот и все! Поэтому в статьях так много: «худшая паста года». У другого человека, это бы казалось смешным – три пасты попробовал в дешевых кафешках, и, гляди ка, уже строит выводы. А в моих устах, это обретает вес. Вот и все. Если врач с 50 летним опытом говорит, я не видел грыжи больше, это значит «все, каюк, не забыть заказать оркестр, поминки и тапочки по размеру». Не считаю себя профессиональным критиком, тем более, у нас, где все в головах перемешано – гастрономический критик и ресторанный. Гастрономический пишет про еду, в том числе, в ресторане. Ресторанный критик – про комплекс. Где потный гардеробщик с сигаретой в зубах, портит впечатление от великолепной еды. Не считаю профессиональным, хоть и с 2008 года не занимаюсь больше ничем другим. Читаю книги только по теме, голова занято только одним. Даже в основной своей деятельности, «мистери гесте», я считаю себя более профессиональным – ведь тут все проще. Надо ругать ресторан для владельца, тут не надо балансировать, скрывать эмоции, боясь перегнуть палку. И можно все писать, не заботясь о формулировках. Если тебя нанимают искать недочеты, тут и надо говорить «ризотто – дерьмо». Как испытатель автомобиля, должен выявить все проблемы.


И конечно, понимая местный рынок, я бы ни за что не стал судить по своим шаблонам, по ресторанам Москвы или Вены. Просто не знаю, надо десять лет следить за «тем» рынком, что бы понимать, историю, что кто открывал, как принято, что считается хорошим и плохим тоном. Глупо, совершенно глупо бы звучали мои комментарии.

Совсем скоро Вы запускаете мобильное приложение. Какие идеи собираетесь реализовать и были ли сложности при осуществлении проекта?

Тут все просто. Не хочется повторяться, и есть некая область, которую я всегда хотел осветить. Область – новая ступень, безусловно. Одно дело «читать новости по ящику», другое, пытаться копаться в истории, анализировать, сравнивать, рейтинговать, следить за рынком. Не открытия, а весь рынок. Моя деятельность публичная, все эти годы, сводилась к обзорам и оценке новых мест. Это хорошо, это как рецензии на фильмы. Вышел, обсудили, забыли. Практически не касался «не-новых-мест». Не следил, по крайней мере, публично, за судьбой «оцененных» и «недооцененных». А большинство вопросов «дорогих читателей», как раз, не про «а что открылось на этой неделе, что свеженькое», это надо, скорее, активу, про который я говорил выше, их несколько десятков, а как раз просто «куда сходить, что бы хорошо (вкусно, хороший вид, некурящий зал)». Что показать иностранцам, куда сводить московских рестораторов, что им будет интересно уникального для города. Вот и пришла мысль реализовать одновременно и весь спектр «работы» со «старичками», и такой «советчик Бориса». Такой аналог… телефонного звонка: «Борис, сегодня надо сводить в рыбный ресторан партнеров – куда». Постоянный советчик в телефоне, всегда с вами, «всегда готов». Оказались на углу Невского и Садовой, вывесок сто пятьдесят вокруг, все манят, отчаянно мигая. Гость города или петербуржец, не так важно: все, вроде, похожи вывески. Открыв приложение с «картой» и «каталогом», те, что есть сейчас, Time Out или allcafe, на нем так же, одинаковыми точками высветятся все 150 мест. Опять нельзя выбрать. Советовать 150, значит, советовать «ноль». Хочется попросить помощи, спросить совета, хоть у кого то. Вот для этого и надо авторское, совершенно субъективное приложение, где на этом куске карты, будет всего три точки, куда я рекомендую сходить. В одном, лучший «кавказ», в другом работает шеф-повар из «городской десятки» и так далее. То есть, это нечто прямо противоположное моей жизни до этого. Написал отзыв про «Строганов Стейк Хаус» в 2007… и все. Рецензия висит с моими ***, но полезность ее нулевая. Даже если читают сейчас. И цены другие, некоторые точки по пять собственников сменили, и по десять поваров… Сейчас я рекомендую туда идти или нет – вот ответ на этот вопрос, и должен быть главным. Полное собрание сочинений – но это «взгляд тогда». Потерявший практическую пользу: взгляд и оценки, не менявшиеся по восемь лет. А хочется ежедневно меняющейся картины, как меняется мой собственный взгляд. Ушел повар из ресторана – до следующей инспекции ресторан выбывает из списка рекомендованных. Не «хороших» или «лучших», а именно «рекомендованных одним челом, явно ненормальным».

Конечно, технически приложение реализовать проще, чем поддерживать актуальность. Что бы посетить даже по одному разу все объекты, надо отдельный бюджет, гораздо выше всех расходов на дизайн и сборку приложения. Ведь, они разовые, а что бы найти 50 лучших, надо посетить 100 мест. И это помимо моего обычного графика, и так плотного. И делать эти «инспекции» регулярно, не реже раза в полгода.

Далеко ли до Мишлена?

До Мишлена далеко – это путеводитель. Что бы рейтинговать рестораны, они должны быть интересны читателям. По Эрмитажу много книг – потому что в Эрмитаже есть что обсуждать, на что обращать внимание. Токио, NY, Париж – места, где «по-хорошему» в городе, надо водить. Не одна картина в огромном музее, зачем тогда путеводитель, а много интересного. На которое и надо «водить» путеводителем. Ключевое слово.

Национальные продукты и эксперименты с ними часто вызывают непонимание у посетителей — когда по Вашему мнению, может прийти осознание того, что высокая гастрономия — это как театр или опера, что на Поваров нужно ходить затаив дыхания и предвкушая чудеса?

По поводу уровня – единственно здравый подход, отделять гастрономию от «хавки». Есть балет – на него пойдет в театр менее 0,5% населения. Не надо гнать всех. Не надо распределять билеты по воинским частям. Не надо говорить «ну высиди часик, может, поймешь». Не надо навязывать сложную еду. Это не правильно. Ее и должно быть 0,5% от общего. Если сумки биркин, взять и увеличить производство в 200 раз и продавать на вещевых рынках подлинники, за 20 долл., это, во-первых сделает их другими по сути, во вторых, не будет никому надо, ибо станет массовым продуктом. Пиццы и суши, хороших «пиццы и суши», должно быть большинство. Когда человеку надоест есть хорошие суши и хорошую пиццу, когда он перестанет «в данной номинации» находить лучше и лучше, упрется, он захочет чего то большего. Пока не будет повар варить борщ, от которого оргазмы наступают радужные, ему не надо экспериментировать с фуа-гра. Когда надоело потребителям жрать шаверму по ларькам, эта публика переключилась на общепит одной ступени выше. Я хлопал в ладоши. Не надо бороться с блинными ларьками – надоест, сами переключаться на другое. Надоела людям канитель проблем с доставкой еды – наплодились сушишопы. Не надо ждать вечно опаздывающего курьера, не надо играть в лотерею «А что же положили сегодня». Пришел по дороге домой и купил, все проверил, расплатился. И давайте оставим искусство тому, кто его понимает. Не надо на водочных этикетках картины Не распространять. Не надо насаждать балет. Давать шанс попробовать, приобщиться – да. Надо. Но не насаждать. Человек, который сам пришел к сетам в ЕМе, сможет понять. Кого привели в кандалах, по решению суда ждать эту «не еду» Березуцкого, станет врагом ему и всему жанру.


Про продукты – я уже писал. Ни слово «фермерские», ни слово «наши» меня не возбуждает, ибо не является признаком чего то хорошего, само по себе. Иногда, «ручная работа» для товара благо, иногда – наоборот. Большинство «фермеров» просто не умеют работать, большинство фермеров не может нормально контролировать товар, внимание к ним меньшее. Гарантий качества и безопасности, к сожалению. Меньше, чем у большого агрокомбината. Звание «фермер» не делает человека честнее, а его продукция не становится менее «гуляющей» по качеству. Так что, истерия последних месяцев, скорее отвращает от идеи, а не популяризирует ее. Как только поняли, что наклейка «фермерское» увеличивает цену товара в два раза, так и стало это профанацией. Как слова «здоровый», «фитнес» и прочие на упаковке промышленного хлеба, увеличивают цену вдвое.

Куда Вам приятнее и интереснее ходить — в небольшие заведения, открытые друзьями — возможно в чем-то неопытных, но подходящих к делу с душой, или же в места, которые создавали рестораторы с именем, с четкими шаблонами действий и нежеланием экспериментировать?

У меня нет пристрастий «куда интереснее». Что в маленьком месте, «на коленке собранном», что в «Папаше Клауссе» на 900 мест, или есть о чем писать, или нет. Да, я и раньше видел роль… часть своей роли, в том, что бы сообщать, популяризировать небольшие места, у которых нет тех возможностей ресторанных групп, прокричать о себе. Да, это есть моя обязанность. Как говориться, если вы не можете себе позволить адвоката, он будет назначен вам государством. А обсуждать интересно всех, только надо делать это по-разному. Может быть, поэтому мне это все и не надоело. Сравнивать сравнимое. Оценивать точки, стараясь пробовать один блюда.

Куда мы движемся? Нет ли ощущения, что ресторанная культура города наконец-то начала вырисовываться во что-то определенное?

Не культура, а разделение. Приведу пример жилищного вопроса. Если 20 лет назад все жили примерно одинаково, в одних домах, к нашему «тринадцатому» году, начало вырисовываться разделение. Уже есть «дорогие дома», где люди примерно одного статуса, потому что могут платить по 40000-50000 коммунальных платежей в месяц. Коммуналки в центре, если не были расселены с помощью государства, сами собой превратились в мини-отели и квартиры богатых. Не надо было грозных указов, просто выгоднее, просто не было другой возможности получить 200 метровую квартиру в центре. Все будет идти по такому пути. Может через 20 лет, может через 15, но можно будет по месту жительства человека, примерно прикинуть его доход. Я не говорю, что это плохо или хорошо, так будет. Так во всем мире. И как сегодняшняя ситуация отличается от начала 90-х, так и общепит разделился. Кому были надо «просто что-то бросить в себя днем, дотянуть до вечера» — появились сотни бистро «европейского формата», кому надо «место встречи в городе» несколько сотен сетевых кофеен. Про купонщиков я упоминал. Про фанатов Ginza Project: «а нас все устраивает, хотим гарантированный, пусть и не лучший, уровень», все знают. Это уже отдельная группа.


Культура общепита — это разделение на ниши. Если все правильно, если на все «запросы» есть ответы», это хорошо. Когда вегетарианец приходит в мясной ресторан, ему там плохо. Если кому то обещали роскошный вид с 8 этажа, а там немытые окна и дворы, ему обидно. Культура – не ходить вегетарианцу в мясной ресторан. Что для этого надо? Что бы была альтернатива на рынке, и что бы человеку сообщили, что есть такое место. Правильно ориентировали. И по услугам и по среднему чеку. Любителю «ужастиков» не понравится комедия, на которую его «послала» не совсем честная реклама. Культура. Я раньше сетовал и плакал: как это, в огромного городе, нет татарского ресторана, еврейский последний закрылся, нет хорошей сырной лавки… А сейчас понял – нет, значит так надо.

С мобильным приложением, рецензиями на новые рестораны и просто хорошими мыслями Бориса можно (и нужно) познакомиться на сайте borisstars.ru

29 мая 2013
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация