Петербург
Москва
Петербург
Жизнь после Бога

Жизнь после Бога

Редактор сайта Михаил Рудин — о конце света по данным Гидрометцентра.
Вчера Гидрометцентр официально заявил, что никаких признаков приближающегося конца света нет, чем окончательно уверил меня в неизбежности такового. Мне кажется большим упущением, что Геннадий Онищенко еще не дал свои рекомендации на этот случай по примеру известного тибетского ламы — ну, то есть, эпидемия гриппа в условиях апокалипсиса обострится, держите ноги в тепле, остерегайтесь алкоголя и не ешьте суши, потому что глисты в это время особенно активны. Я все-таки хочу знать, как мне встречать знаменательную дату.

Наводнение в Нью-Йорке, покупка студией Дисней студии ЛукасФильм, первый снегопад, депутат Милонов, уход двух топ-менеджеров из Apple (не иначе, в монастырь) — все это, безусловно, грозные предвестники судного дня, явные приметы. Кстати, в приметы, по подсчетам ВЦИОМ, россияне верят больше, чем в инопланетян и зомби — 22 процента против 6 и 2 соответственно, — то есть зомби-апокалипсис, как и вторжение иных цивилизаций нас не пугают, а жаль: зелененькие человечки с бластерами или восстающие из могил мертвецы были бы эффектным завершением жизненного пути. С другой стороны, вариант ответа про религию ВЦИОМ благоразумно исключили из опросника — и правильно, зачем лишний раз дразнить РПЦ статистикой.

Вторая часть моей любимой книги Дугласа Коупленда — Жизнь после Бога - называется ’’Мертвые говорят’’. Это несколько монологов мертвецов-свидетелей конца света. ’’Я стоял в час пик в автомобильной пробке на средней из трех скоростных полос на выезде из города, когда это случилось.. Я была в торговом центре, когда это случилось.. Мне делали прическу, когда это случилось..’’. Коупленд начинает эту главу с собственных видений.



’’Видения — вещь более обыденная, чем мне казалось раньше, и посещают не только меня. И хотя картинки у разных людей сильно отличаются друг от друга — некоторые встречают вспышку вместе со своими домочадцами, другие с возлюбленными, третьи — с незнакомцами, иные — с любимой собакой или кошкой, многие — в одиночку, но во всех видениях есть одна общая черта, а именно: вспышка может произойти над пригородами в дельте реки Фрэйзер, над Ричмондом и над Уайт-Роком; за ванкуверской гаванью, над проливом Хуан-де-Фука, над Тихим океаном; над американской границей, над Сиэтлом, Бремертоном, Такомой, Анакортом или Беллингемом. Но Вспышка — яркая, заставляющая нас в единый миг вспомнить все былое, преисполняющая преждевременной ностальгией, — всегда вспыхивает на юге — всегда на юге, высоко в небе, где, как мы знаем, должно находиться солнце.’’

Проецируя сюжет на наши реалии, конец света начнется в Купчино.

В редакторской колонке крайнего номера Большого Города Мунипов рассуждает об аккаунтах марсохода Curiosity в социальных сетях и его одиноких скитаниях по красной планете. К тому моменту, как предполагаемая Вспышка поглотит нашу маленькую планетку, Curiosity наверняка научится отправлять фотографии в twitter самостоятельно. Представьте, миллион мертвых подписчиков, выгоревшая дотла планета — и маленькая пепельница с проводами все еще шлет в опустевшую глобальную сеть фотографии марсианских пустынь, которые уже никто не увидит. На чудом уцелевших мониторах в каких-нибудь сверхпрочных полуподвальных офисах светится сообщение ’’1 new Tweet’’, на которое уже никто не кликнет. Стоит, мне кажется, порадоваться этой сценке заранее, верите вы в конец света, или нет. Я не то, чтобы верю, хотя опять же, Гидрометцентр намекает.

2 ноября 2012,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация