«Меня лично все это не волнует»
Режиссер «Темной лошадки» из тех, кто не очень любит обсуждать свои фильмы.
Вы говорили, что «Темная лошадка» – неожиданно добрый для вас фильм. Почему? Ну, это не столько я сказал даже, сколько критики. На американском постере фильма было две цитаты. Одна – «Желчный и ядовитый фильм», другая – «Самая добрая картина на свете». Вообще, это, конечно, вопрос восприятия и ощущения фильмов. Что до меня, то меня лично это не волнует. Думаю ли я, что он и правда добрый? Не знаю. Героев своих я люблю во всех фильмах. Где-то это чувствуется, где-то нет. А если тут это особенно заметно – о’кей, приму это как комплимент.

При этом у вас все-таки репутация злого режиссера, если даже не мизантропа. Да нет, мои герои – живые существа, симпатичные и милые с одной стороны, смешные и глуповатые – с другой. Они похожи на живых людей. И их трактовка – уже дело аудитории фильма, тех, кто его смотрит. И если кажется, что они карикатурные, меня это вполне устраивает.

У вас, вообще говоря, репутация режиссера, снимающего кино про счастье и девиации, которые всегда идут рука об руку. И, в общем, это так.
Почему? Сам я так не считаю. Я людей изучаю, рассматриваю. Мне интересно, о чем они говорят, что любят. И они, как правило, как раз счастье и секс любят, если вы не в курсе. Кто-то больше, кто-то меньше. Ну да, в «Лошадке» этого мало всего – но не потому, что мне про это надоело снимать, а потому что герои такие.

Кстати, о героях. Они у вас от фильма к фильму не слишком меняются – актеры разные, но играют примерно одно и то же. Почему? Да ну, если бы они были одинаковыми, мне просто было бы скучно работать. Чтобы снять фильм, мне нужно получить какое-то важное новое впечатление, опыт, если угодно. И фильм – его следствие.