Петербург
Москва
Петербург
«Первое, что нужно волонтеру — это решительность»

«Первое, что нужно волонтеру — это решительность»

Евгения Штиль, координатор проектов благотворительной организации «Шаг навстречу» — о Гималаях, Мамонове и особых детях.

Почему ты сделала свой выбор в пользу благотворительных проектов?

Все просто: я считаю это разумным вложением собственной энергии. Предыдущая деятельность едва ли приносила особую пользу кому-то, кроме меня самой. В какой-то момент меня это начало смущать. Работая в «Шаге навстречу», я знаю, что мое потраченное время конвертируется в улыбки совершенно конкретных 150 детей-инвалидов, подопечных организации. Это придает смысл всем моим действиям.

Что делает «Шаг навстречу»?

На протяжении 8 лет благотворительная организация «Шаг навстречу» заботится о детях с различными особенностями развития, проживающих в 3 корпусе Павловского интерната. Это самый большой детский дом такого типа в нашей стране. В нем живет 500 детей-инвалидов с разнообразными диагнозами: ДЦП, аутизм, синдром Дауна, эпилепсия и многое другое. Наши сотрудники ежедневно присутствуют в детском доме и помогают детям развиваться, доказывая то, что диагноз – это не приговор.

Какова твоя роль в организации?

Пожалуй, я детонатор. Наверное, нет ни одного сотрудника в организации, который бы не получал от меня полуночного звонка с какими-то экстраординарными указаниями или просьбой о помощи в выполнении внеурочной сверхзадачи. Нас 30 человек в штате, это очень мало, для того чтобы качественно изменить жизнь 150 детей-инвалидов. Но мы мощная команда, постоянно завышаем свою планку и задаем прецедент какой-то альтернативы жизни для детей с тяжелой инвалидностью. Наше общество пока никаким образом не готово к принятию людей с особенностями. Ни технически, ни морально. И вот, миллиметр за миллиметром, мы завоевываем этот большой мир, выступая на стороне детей с ограниченными возможностями, для того, чтобы расширить круг этих самых возможностей. Это является задачей «специальных проектов», которые я иницииурю и реализую. Специальные проекты – это проекты, направленные на интеграцию наших подопечных в социокультурный контекст, в обычную жизнь.

Например?

Например, Дети Павловска создают своими руками мультфильм, он попадает в конкурсную программу фестиваля «МультFest», мы с детьми едем в Москву, селимся в хостеле, завтракаем в «Солянке», получаем гран-при и знакомимся с Норштейном. Так было с нами этой весной. Или, например, «Новая Голландия» зовет наших детей на открытие очередного летнего сезона, и мы устраиваем яркую акцию «Добрый Дом», которая позволяет обычным и необычным детям вместе участвовать в создании художественных инсталляций из картона. Или, например, дружной компанией детей и волонтеров мы идем на «Стереолето» (спасибо «Светлой Музыке»). Да, они не очень знают, кто такой Мамонов, но почему бы нет?

Почему именно «особые» дети?

Не знаю, так сложилось. Я не выбирала – это они меня, наверное, выбрали. Нам весело, представьте себе! Вообще детский дом-интернат №4 для детей с особенностями развития (Павловск) – это далеко не дом скорби, как можно подумать. Он преображается, когда наполняется волонтерами, и становится каким-то островом свободы. Если ты волонтер – ты можешь лежать на полу, стоять на голове вместе с детьми, ходить в заляпанной краской одежде, чирикать вместе с детьми на птичьем языке и пускать мыльные пузыри. Ну где еще ты такое себе позволишь? Все это похоже на странное кино. Пусть это прозвучит нахально, но в какой-то момент мне просто стало скучно с обычными людьми, (ведь они такие ясные и понятные), и я подружилась с необычными. Пожалуй, это первое, что меня заинтересовало, когда я там оказалась волею случая: непредсказуемость. Никогда не знаешь, что будет в следующую секунду. ДДИ №4 в Павловске – это огромный такой космодром, там как будто иная реальность, где живет 500 «особых» детей. Попадаешь туда к ним, и – затягивает.

Что нужно, чтобы стать волонтером? Кто они – волонтеры?

Главное – решительность. Очень много раз приходилось слышать такие красноречивые фразы типа «да, у меня тоже была мысль все бросить и пойти работать в детский дом». Но, во-первых, зачем нужно обязательно «всё бросать»? А во-вторых, редко кто пробовал совершить попытку довести эту идею до конкретного действия (хотя бы просто посмотреть в Интернете, какие бывают вакансии в данной сфере). Что мешает им? Я думаю, именно нерешительность. Так вот, первое, что нужно волонтеру – это решительность. Да, это смелое решение. Вот уж без шуток. Я представляю себе, через какие горы неуверенности человеку нужно перешагнуть в самом себе, чтобы просто разок приехать в Павловск. Шагнуть в иную реальность. И я с безмерным уважением отношусь к каждому, кто совершил это усилие и доехал-таки до детского дома. Кроме того, чтобы помогать Детям Павловска — не обязательно ехать в детский дом. Поддержать их можно тысячью разных способов и дистанционно.

В «Шаге навстречу» работают «на контракте» 12 штатных волонтеров. Это люди самых разных специальностей, которые приезжают к детям 5 дней в неделю в течение года. Они получают небольшую денежную компенсацию. А есть формат внештатного волонтерства, при котором частота визитов в детский дом ничем не регламентирована. Внештатных волонтеров у нас человек 30. Кто все эти люди? Сказать о них одной строкой очень сложно – они все совершенно разные. Это люди, которым интересно, которым не все равно. Которые не прочь постараться немного улучшить этот мир. В основном это девушки, от 20 до 30 лет. Есть студентки психфака, аспиранты философского факультета, выпускники Смольного института; есть среди них и хипстеры, и веганы, и дауншифтеры. Ну, например, кто-то вот был аудитором с хорошим жалованием – а потом вдруг задумался о смысле своей деятельности – не нашел его, бросил, пришел к нам. И расцвел в абсолютно новом качестве. Ведь после так называемого «волонтерского года» у волонтера есть возможность перейти в штат специалистов. Мы стараемся давать волонтерам дополнительное образование в области коррекционной педагогики, специальной психологии и так далее. Так что кто-то за поиском смысла ездит в Гималаи, а кто-то в Павловск. И по своему опыту могу сказать, что в Павловске его находишь быстрее.

Что дает человеку его волонтерская практика?

Очень многое. Ты перестаешь быть статистом и становишься режиссером. Ты по-другому начинаешь смотреть на вещи. Причем, буквально. Только волонтер, заходя в хозяйственный магазин, будет покупать резиновую щетку кислотного цвета, имея в виду, что это может стать крутой сенсорной игрушкой для кого-то из слабых детей. Лично я научилась ловить падающие предметы на лету и жонглировать. А еще принимать ответственные решения и быть внимательной к мелочам.

Трудно ли работать с детьми-инвалидами? Как это вообще?

Ну, конечно, не легко. Главное – с ними подружиться. И дальше – они сами будут задавать стиль коммуникации. Они все очень разные. Не ты их учишь, а они тебя. Если у ребенка что-то не получается, он не может освоить какое-то простое действие – например, водить карандашом по бумаге – то это не значит, что он не способен, это лишь значит, что у тебя мало терпения. Поэтому надо работать над собой.

В чем смысл волонтерского присутствия в детском доме?

Смысл в том, что дети сидят в изолированном от Большого Мира пространстве – и им просто-напросто не с кем дружить. Не достаточно дать ребенку игрушку и сказать: играй. Нужно ведь показать ему, как играть в эту игрушку. Нужно чтобы был кто-то, с кем он может в нее поиграть. Дети с особенностями ментального и физического развития – они как отдельные планеты. Они не интересны друг другу. Они не знают, что такое играть друг с другом. Многие из них, живя бок о бок, даже не подозревают о существовании своих одногруппников. И я даже не преувеличиваю. Потому что они пребывают где-то очень глубоко в себе. И чтобы их вытащить из этой бездны, чтобы раскачать их на коммуникацию, научить радоваться, научиться радоваться вместе – нужно, как минимум, быть рядом каждый день. Чтобы ребенок чувствовал и знал, что он кому-то нужен, что у него есть близкий друг. У воспитателя и у нянечки, к сожалению, другие задачи.

С какими стереотипами приходится сталкиваться, работая в благотворительном секторе?

Что касается нашего случая – детский дом с детьми-инвалидами – то самый распространенный миф связан с представлением общества о том, что все это дети «алкоголиков и наркоманов». Так вот, это не так: таких детей в нашем Доме от силы 10%. От инвалидности никто не застрахован, и ребенок с особенностями может родиться у абсолютно здоровых родителей. Другой стереотип: бесполезно тратиться и вкладываться в этих детей, ведь они никогда не станут полноправными гражданами общества. Мне искренне жаль тех, кто так думает. Потому что, как минимум, эти дети помогают нам самим становиться лучше и добрее. Они реально как волшебники меняют людей в лучшую сторону. Иногда мне кажется, что они вообще — ключ к понимаю всего. Третий момент: волонтерить в детские дома идут те, у кого в жизни что-то не сложилось. Честно говоря, работая три года в благотворительном секторе – не встречала ни одного такого персонажа. Скорее, наоборот: в человеке, который хочет помогать другим, говорит сильная личность с активной гражданской позицией. И, наконец, бытует мнение, что благотворительность – удел богатых. Тоже заблуждение. Помочь может каждый. Ведь благотворительность – это не только деньги. Это когда ты просто чем-то готов поделиться. Будь то свободное время, какой-то профессиональный навык либо ресурс или просто желание сделать что-то полезное для кого-то. Вариантов помощи – безграничное количество, об этом всегда можно узнать на сайте благотворительной организации. И для этого не обязательно «всё бросать».

29 июня 2012
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация