Рубрика «Город — это я»: Эдуард Шаров
«Многим музыка фанк непонятна. Она требует навыков танца»
Видел тебя в клубе, ты ставишь музыку с маленьких пластинок. Да, это «сорокапятки», я их собираю уже 10 лет. В 2002 году в клубе «ПАРъ.spb» выступал такой крутой чувак, Кеб Дардж. Он коллекционер винила и диджей, у него несколько тысяч «пластов» – и там он сломал мое представление о фанке. Тогда я уже играл в клубах джаз, соул, фанк, но когда услышал то, что он ставил, я понял, что мое представление о фанке очень узкое. В Питере я регулярно диджею как раз с тех пор.

А не в Питере? В конце 1990-х в Берлине я подрабатывал в одном баре уборщиком, а потом стал понемножку играть, ну и скупать пластинки.

Первую купленную пластинку помнишь? «Большой» винил я собираю с 1985-го, в то время я слушал хард-рок и хэви-метал. Свою первую пластинку приобрел на толкучке у станции «Ульянка». Это была группа Motorhead. Я ее слушал две недели, а потом приехал на Ульянку – мне предложили хороший обмен на «пласт» группы Destruction. А случилась облава, все разбежались, и мне всучили совсем другую пластинку – оказалось, достойный чехословацкий джаз.

Играешь исключительно фанк? Бывает и диско, и хаус. Но с «сорокапяток» только фанк. В Питере очень мало людей его играют – 10–15 человек во главе с dj Чаком. Он король местного фанка, у него очень хороший стафф, есть «пласты» по тысяче фунтов, которые могут раз в пять лет мелькнуть на eBay. Многим эта музыка вообще непонятна. Как минимум она требует определенных навыков танца.

Кроме диджеинга чем занят? Сейчас заканчиваю документальный фильм про людей, коллекционирующих пластинки. Интервью с разными хорошими людьми – от хозяина магазина «Рок-остров» до женщины, которая полжизни проработала на фирме «Мелодия».

Одежда: Куртка Dockers, джинсы Clinc, кроссовки Rockport