Петербург
Москва
Петербург
Клер Дени: «Моя героиня думает, что раз она белая, то ее никто не тронет»

Клер Дени: «Моя героиня думает, что раз она белая, то ее никто не тронет»

Француженка Клер Дени рассказывает о своем новом фильме «Белый материал» — похожей на сон истории о войне и дискриминации в Африке. Интервью: Дэйв Кэлхоун (Time Out London)

Откуда у вас взялась идея фильма о француженке, которая отказывается покидать свою африканскую плантацию несмотря на разгорающуюся войну?

Когда я начала работать над сценарием вместе с Мари Н’Диай, то описала ей одну сцену из будущего фильма: на плантацию героини прилетает вертолет, и ей говорят, чтобы она уезжала. Что-то подобное я до этого увидела в теленовостях — французская армия эвакуировала французских фермеров из Кот-д’Ивуара. А следом по телевизору показали одинокого старика, всю жизнь прожившего в Африке и отказывающегося уезжать. Я уже подумывала позвать Изабель Юппер и представила на его месте крохотную француженку, маленький белый силуэт в красной пыли.

Вы умалчиваете многие детали военных действий. Не хотели перегружать фильм фактами?

Первый вариант сценария был действительно ими насыщен. Затем от многого пришлось отказаться — все из-за того, что снимать в Камеруне было тяжело. До ближайшего большого города — пять часов езды. Было не найти для съемок ни военных грузовиков, ни даже нормального оружия. Осветительное оборудование на четыре недели застряло на таможне, так что работать мы начинали, имея только камеру и пленку, больше ничего.

Вернемся к героине. Неужели она не понимает, какая опасность ей грозит?

Отказываясь от помощи военных, она не осознает, что опасность куда ближе, чем ей кажется. Она думает, что раз она белая, то у нее еще есть время, ее никто не тронет. При этом она не понимает, что в Африке быть белым — уже проявление агрессии.

И она не осознает этого?

Нет. Расскажу одну историю: когда мы с Мари были в Гане и выбирали место для съемок, то пошли за чем-то на рынок. Там я стала разговаривать с местными на пиджине, со словечками из их диалектов, ганцы же только недоумевали и реагировали так: «Что?» Я повторила все то же самое, а они ответили: «Мадам, можно и по-английски. Мы его знаем». Такой была их реакция: нам не нужны эти маленькие уступки, это соучастие, ты, может быть, и говоришь на пиджине, но и мы говорим по-английски.

Вы такого не ждали?

Нет, я проявила типичную наивность белого человека, выросшего в Африке. Ты считаешь себя таким же, как местные. Но они не принимают тебя за своего. Вот почему в фильме мэр селения говорит героине: «Нам нелегко выносить твои светлые волосы и голубые глаза».

26 июля 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация