Петербург
Москва
Петербург
Михайловский театр завершает сезон постановкой классической оперы «Бал-маскарад» Джузеппе Верди

Михайловский театр завершает сезон постановкой классической оперы «Бал-маскарад» Джузеппе Верди

Внешний лоск «Бала-маскарада» может затмить богатство музыкального текста

Под конец сезона Михайловский театр припас оперупраздник — давно превратившийся в вечный атрибут итальянских оперных залов «Бал-маскарад» Верди. Репертуарных экспериментов Михайловский, как известно, сторонится, делая ставку на оригинальную, в разумных пределах, режиссуру и предлагая зрителю приятное, интригующее, но ни в коем случае не травмирующее развлечение. Отсюда и определенная консервативность, и далеко не самые смелые постановочные решения. Так, в последней премьере — «Иудейке» Галеви — все вертелось вокруг растиражированного приема — переноса места действия произведения. Вместо предполагающихся в либретто средневековых трущоб герои оказались в псевдонацистских интерьерах. Но одно дело музыкально приземленный хит Галеви, и совсем другое — шедевр Верди. «Бал-маскарад» — вакхический поток неожиданностей и контрастов, роскошных айри-монологов и драматургически плотных ансамблей. Один же из главных секретов музыки Верди — живой и честный нерв ритма. В «Бале-маскараде„ беззаботная полька сменяется мужественным вальсом который вдруг оборачивается не на шутку будоражащим галопом: пульсирующее тело музкыки резонирует в слушателях. Верди — мастер определенности и подлинности. Режиссеру, который берется за постановку его опер, очень важно помнить о самодостаточности музыки итальянца и не перегружать ее лишними дизайнерскими решениями и спецэффектами Андрейс Жагарс, бывший киноактер, ставший бизнесменом и вот уже не первый год руководящий Рижским оперным театром, полон кипучей энергии неофита. Вот только судя по спектаклям, которые Рижский театр привозил в Москву три года назад, Жагарс увлечен как раз внешней стороной оперного дела. Его цель — превращние оперы в по-кинематографически эффектный аттракцион, что зачастую оборачиваетается игнорированием особенностей музыкальной драматургии. Впрочем, понимание специфики музыкального спектакля требует времени. Михайловский театр предлагает посмотреть, в какую сторону за прошедшее время эфолиционировал стиль Жагарса.

ИНтересно, что так полюбившийся Михайловскому метод вынужденной актуализации был использован еще при создании либретто “Бала-маскарада„: литератор Антонио Сомма переработал для Верди основанную на реальных событиях пьесу Эжена Скриба “Густав III Шведский». Но петь со сцены про убийство короля не разрешили, предложив перенести действие в другую эпоху. После цензурных перипетий Верди и Сомма переселили действующих лиц в Америку XVIII века, а короля понизили до губернатора. Из-за всех этих мутаций политическая злободневность отошла на второй план, уступив место лирическому сюжету. Американцы у Верди ведут себя как настоящие итальянцы, совершающие роковые ошибки, вольные и невольные предательства, одержимые фатальным жребием, муками запретной любви и законной ревности. «Бал-маскарад» — музыкально сочная, стремительная, грациозная и остроумная опера. И несмотря на любые режиссерские эксперименты — удачные или неудачные, внимания она достойна в любом случае.

16 июля 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация