Петербург
Москва
Петербург
Дмитрий Волкострелов

Дмитрий Волкострелов

Ученик Льва Додина Дмитрий Волкострелов выпускает «Июль» — завораживающую пьесу Ивана Вырыпаева о смерти и любви.

Этот текст — монолог сумасшедшего каннибала, написанный для исполнения актрисой. «Июль» гипнотизирует: несмотря на откровенно трэшевый сюжет, он парадоксальным образом звучит так же красиво, как, например, «Цветы зла» Шарля Бодлера. Неудивительно, что молодой режиссер Дмитрий Волкострелов работал над премьерой три года и теперь выпускает ее в рамках собственного проекта «Август» на сцене театра «Особняк». — Я прочитал этот текст, как только Иван Вырыпаев его написал. И сразу возникло желание что-нибудь с ним сделать: «Июль» бросает тебе вызов, который ты принимаешь или не принимаешь. Мы с актрисой Аленой Старостиной вызов приняли, и три года было потрачено на осмысление того, как поставить спектакль. Я даже принципиально не ходил на «Июль» Виктора Рыжакова с Полиной Агуреевой в «Практике». Конечно, у меня есть представление, как была сделана та работа, и мне хотелось бы попробовать другой вариант отношений с этим текстом. В «Июле» есть какая-то магия, поэзия, а современных поэтических спектаклей не так много. Мы долго искали ключ к нему, и сейчас кажется, что нашли.

И что это за ключ?

Мы поняли, что главный герой спектакля — это текст, равноправный партнер актрисы по сцене. И сам спектакль будет про их взаимоотношения, про то, как они осуществляются. Как человек присваивает себе мысли, изложенные кем-то еще. И есть ли в этом смысл? Вот тема, на которую мы хотим поговорить.

Не боитесь скандала, с которым обычно проходят новодрамовские премьеры у нас в городе?

Я буду только рад. Не то чтобы я хотел что-то взрывать — я же не террорист. Но любая реакция лучше, чем никакая. Хуже всего, если зритель останется равнодушным. Посмотрит спектакль со скучным лицом, а потом двинется на следующий, не обратив на наш особого внимания.

Вы ставите Вырыпаева, на лаборатории «On.Teатр» представите эскиз спектакля по «Запертой двери» Павла Пряжко — такой интерес к новой драме продиктован личными предпочтениями или желанием быть в тренде?

И тем и другим. Интерес к новой драме обеспечен интересом к происходящему вокруг, к жизни, которой я живу. Новодрамовские драматурги пишут о том, что происходит сейчас и с нами. Конечно, я могу найти параллели между собой и Гамлетом: выучить его диалоги и повторять их про себя, как мантру. Но мне важнее новая драма как фиксация сегодняшнего дня, сегодняшней боли, сегодняшней радости, того, что происходит в стране с ее бархатным тоталитаризмом. И еще мне нравится, когда на пьесе нет культурного наслоения, истории постановок, воспоминаний современников, архивной пыли, когда имеешь дело с абсолютно живым материалом и можешь напрямую общаться с драматургом. По-моему, в Петербурге катастрофа с новой драмой. Это проблема театрального образования: пять лет людей учат исключительно на классике и этим полностью отрывают от действительности. Лично я бы просто приказом ректора ввел правило — один год обучения полностью посвящать работе над современной пьесой.

9 июня 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация