Петербург
Москва
Петербург

Nouvelle Vague (Франция)

Nouvelle Vague - французская группа, играющая хиты британской рок-музыки начала 1980-х в ритмах босса-новы.
Nouvelle Vague — французская группа, играющая хиты британской рок-музыки начала 1980-х в ритмах босса-новы. Все это могло бы быть очень плохо, но получилось хорошо — за счет внимательного, бережного отношения к материалу и головокружительного концептуального мышления. Все дело в названии, а название — это половина успеха группы. По-французски nouvelle vague — это и есть "новая волна", или new wave, как принято называть британскую инди-рок-сцену конца 1970-х — начала 1980-х. Но во французском звучании это также устоявшийся термин, обозначающий группу кинематографистов конца 1950-х — начала 1960-х, которые под влиянием итальянского неореализма начали снимать "новое кино": Жан-Люк Годар и Франсуа Трюффо — среди главных имен, а среди главных фильмов — знаменитый "Жюль и Джим" последнего.

Точность, с которой Nouvelle Vague удалось связать французское кино с британским постпанком, вызывает то же чувство, что и наконец поддавшееся алгебраическое уравнение. Наконец, по-португальски "новая волна" звучит как bossa nova — а этот музыкальный стиль прочно связался в поп-культуре с образом 1960-х. Nouvelle Vague, этот благословленный на небесах, идеальный брак по расчету означающего с означаемым, предпринят вполне земным продюсером, мультиинструменталистом и совсем не лингвистом Марком Колланом — хотя порой кажется, что группу с такой концепцией мог бы придумать только Владимир Набоков.

В 2004 году вышел первый альбом Nouvelle Vague, в котором звучали Love Will Tear Us Apart (Joy Division), Guns of Brixton (The Clash) и Psyche (Killing Joke). Вокальные партии исполняли бразильские вокалистки, никогда не слышавшие оригиналов песен. С тех пор Nouvelle Vague набирает вес, и это самый мощный концертный проект со времен Telepopmusic, перешагнувший границы Франции.

Пока новые поколения музыкантов вдохновляются короткой и пылкой эпохой, до смерти и заслуженно романтизированной историками поп-музыки, и пытаются взломать ее код, Nouvelle Vague, которые, по сути, занимаются неприкрытым ревизионизмом и популяризацией, удивительным образом сохраняют нерв тех песен, перемещая их в другой контекст. Пока мы ломаем голову, кто ближе к "нововолновым" корням — великолепный Interpol или блестящие Editors, под "необязательным" соусом лаунжа дует тот самый, настоящий черно-белый ветер постпанка, на котором 18 мая 1980 года повесился эпилептик Ян Кертис, вокалист Joy Division.

В прошлом году Nouvelle Vague выпустили вторую пластинку: Blue Monday (New Order), Bela Lugosi's Dead (Bauhaus) и Fade to Grey (Visage). Последнюю вещь исполняет французская певица Марина Селеста, которая и выcтупает с Nouvelle Vague. Heart of glass (Blondie) и Don't Go (Yazoo) спеты Жералем Тото, и он составит Марине компанию на предстоящем концерте. С господином Тото проект практически достиг совершенства: его надтреснутый голос столь же андрогинен, как и страстный, но немного потусторонний голос Элисон Муайе, певшей когда-то в группе Yazoo под электро-поп Винса Кларка — человека, который только что ушел из Depeche Mode, но еще не успел организовать Erasure.

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация