Nouvelle Vague (Франция)

О событии

Nouvelle Vague - французская группа, играющая хиты британской рок-музыки начала 1980-х в ритмах босса-новы.
Nouvelle Vague — французская группа, играющая хиты британской рок-музыки начала 1980-х в ритмах босса-новы. Все это могло бы быть очень плохо, но получилось хорошо — за счет внимательного, бережного отношения к материалу и головокружительного концептуального мышления. Все дело в названии, а название — это половина успеха группы. По-французски nouvelle vague — это и есть "новая волна", или new wave, как принято называть британскую инди-рок-сцену конца 1970-х — начала 1980-х. Но во французском звучании это также устоявшийся термин, обозначающий группу кинематографистов конца 1950-х — начала 1960-х, которые под влиянием итальянского неореализма начали снимать "новое кино": Жан-Люк Годар и Франсуа Трюффо — среди главных имен, а среди главных фильмов — знаменитый "Жюль и Джим" последнего.

Точность, с которой Nouvelle Vague удалось связать французское кино с британским постпанком, вызывает то же чувство, что и наконец поддавшееся алгебраическое уравнение. Наконец, по-португальски "новая волна" звучит как bossa nova — а этот музыкальный стиль прочно связался в поп-культуре с образом 1960-х. Nouvelle Vague, этот благословленный на небесах, идеальный брак по расчету означающего с означаемым, предпринят вполне земным продюсером, мультиинструменталистом и совсем не лингвистом Марком Колланом — хотя порой кажется, что группу с такой концепцией мог бы придумать только Владимир Набоков.

В 2004 году вышел первый альбом Nouvelle Vague, в котором звучали Love Will Tear Us Apart (Joy Division), Guns of Brixton (The Clash) и Psyche (Killing Joke). Вокальные партии исполняли бразильские вокалистки, никогда не слышавшие оригиналов песен. С тех пор Nouvelle Vague набирает вес, и это самый мощный концертный проект со времен Telepopmusic, перешагнувший границы Франции.

Пока новые поколения музыкантов вдохновляются короткой и пылкой эпохой, до смерти и заслуженно романтизированной историками поп-музыки, и пытаются взломать ее код, Nouvelle Vague, которые, по сути, занимаются неприкрытым ревизионизмом и популяризацией, удивительным образом сохраняют нерв тех песен, перемещая их в другой контекст. Пока мы ломаем голову, кто ближе к "нововолновым" корням — великолепный Interpol или блестящие Editors, под "необязательным" соусом лаунжа дует тот самый, настоящий черно-белый ветер постпанка, на котором 18 мая 1980 года повесился эпилептик Ян Кертис, вокалист Joy Division.

В прошлом году Nouvelle Vague выпустили вторую пластинку: Blue Monday (New Order), Bela Lugosi's Dead (Bauhaus) и Fade to Grey (Visage). Последнюю вещь исполняет французская певица Марина Селеста, которая и выcтупает с Nouvelle Vague. Heart of glass (Blondie) и Don't Go (Yazoo) спеты Жералем Тото, и он составит Марине компанию на предстоящем концерте. С господином Тото проект практически достиг совершенства: его надтреснутый голос столь же андрогинен, как и страстный, но немного потусторонний голос Элисон Муайе, певшей когда-то в группе Yazoo под электро-поп Винса Кларка — человека, который только что ушел из Depeche Mode, но еще не успел организовать Erasure.

Спецпроекты