Вокальный вечер: Евгений Акимов, Марина Мишук

О событии

Арии из опер Беллини, Доницетти, Верди.
Оперные теноры, равно как и оперные басы, баритоны, а также сопрано и меццо-сопрано, в сравнении со своими коллегами по поп-эстраде находятся, с одной стороны, в выигрышном положении - голоса их сильнее и краше. С другой - залы, где им приходится выступать, не слишком вместительны. В городе крайне мало больших залов не только с высокими техническими характеристиками, но и с репутацией респектабельного академизма. Поэтому приходится выбирать из того, что есть.

В Малом зале мест немного, зато звук летит прекрасно и заполняет собой все пространство. Эти рассуждения не имели бы смысла, если бы речь шла о рядовом певце и рядовой программе. Но программа концерта солиста Мариинского театра Евгения Акимова достойна зала большего.

Аккомпанировать тенору будет заслуженный и любимый многими певцами концертмейстер Мариинского Марина Мишук. Она создаст иллюзию оркестрового звучания опер трех великих итальянцев - Беллини, Доницетти и Верди. Трудно сказать, в каком репертуаре больше любят Евгения Акимова, - в русском или западноевропейском. Например, Юродивого в "Борисе Годунове" он поет божественно, в "высокой степени безумства", равно как пронзительны излияния его Ленского. В обоих случаях на образ работает особый, доведенный до совершенства плачущий призвук в богатом тембре его лирического тенора. Этим же призвуком он поразит слушателя и в репертуаре итальянской программы.

Так повелось, что тенорам-любовникам приходилось много если не плакать, то жаловаться на судьбу. Даже если все хорошо складывалось. Публика была сентиментальной: не только женщины, которых теноры своим голосом соблазняли по праву, но и мужчины подвергались наплыву чувств. Последние могли рыдать как от красоты звучания голоса, так и от самой ситуации, присоединяясь к откровенно плачущему мужчине-тенору. А три великих итальянца очень хорошо знали, что для этого нужно сделать.