Mesh (Англия)

О событии

В Red Club англичане привезут программу новейшего альбома We Collide, смикшированного Гаретом Джонсом.
Так иногда бывает, что в каком-нибудь музыкальном направлении есть столп, он же икона или просто хорошо продающийся артист, а есть группа сподвижников и последователей, изредка ухватывающих крошки с мэйнстримового стола и досадливо пожимающих плечами на вопросы о влияниях. В русском пост-панке это Цой и все остальные, в реггей это Боб Марли и прочие, в синти-попе это Depeche Mode и группы вроде Mesh. Подобное обобщение грубовато, но уместно.

По традиции мрачноватый синти в промышленных масштабах производят в Германии, но Mesh эксплуатируют синтезаторы в неожиданном для этого времени и месте. Они появились на свет в Бристоле как раз в пору становления трип-хопа, но не пожелали внимать глубоким басам Massive Attack и камланиям Трики, а ориентировались скорее на Front 242 и Nitzer Ebb. А от этих имен, как известно, до Depeche Mode рукой подать.

Поначалу все было как у многих: комната в родительском доме, заставленная аппаратурой, продажа своих кассет на локальных выступлениях, вялый интерес лэйблов разной степени независимости, и, наконец, самодельный лэйбл Tolerance Records. Парни не были дураками — больше смотрели в сторону континентальной Европы и не следили за снобами-земляками. И Европа им помогла: в долгих турах по Германии Mesh встали на ноги, обрели прочную фанатскую поддержку и в новом веке подписали-таки контракт с мейджором Sony. Тиражи альбомов подскочили на порядок, а песня Leave You Nothing даже побывала в двадцатке радио Maximum, где-то между "Сплином" и Garbage.

В Red Club англичане привезут программу новейшего альбома We Collide, смикшированного Гаретом Джонсом, — он в ответе за звук ранних DM. Посмотрим, насколько далеко удалось Mesh выползти из тени все еще удивляющих предков.