Петербург
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Жоао Донато

В Филармонии выступит классик стиля босанова, соратник Жобима и супругов Джилберто, пианист Жоао Донато.

В город приезжает последний живой первоапостол босановы, прекрасного альянса бразильской самбы и американского кул-джаза, без которого невозможен саундтрек достойной кофейни. Готовый разменять девятый десяток пианист фактически и придумал эту дремотную ритмику южноатлантической сиесты – ее позже переймет чуть более известный Жоао, Джилберто, а там и до эвергрина The Girl From Ipanema один шаг.


Как подобает гению – а о Жоао Донато обычно говорят с придыханием, – бразилец рано начал. Родился в музыкальной семье, первую пьесу на аккордеоне сочинил в восемь лет, к пятнадцати имел богатый опыт игры на школьных танцах и был вхож в круг первостатейных джазменов – участвовал в джемах и записях на патефонные еще пластинки, светился на ТВ и в ночных клубах Рио-де-Жанейро. В то же время в ансамбль Garotos da Lua, где юный Донато числился штатным пианистом и аранжировщиком, был принят его тезка Джилберто, которому уже нашептали: мол, там руководит твой абсолютный единомышленник. Это оказалось началом не просто дружбы, но новой эпохи в популярной музыке: гитарист будет вскоре на каждом углу признаваться во влиянии Донато на свою манеру, а босанова станет самой популярной музыкой Бразилии к концу 1950-х. Первый же сольник Донато спродюсирует Антонио Карлос Жобим, ярчайший сонграйтер своего поколения, чьим именем еще назовут аэропорт в Рио. Но плодами мировой популярности стиля Донато удастся воспользоваться не сразу.


А пока его модерновая, ритмичная манера игры казалась слишком суетной в понимании ленивых посетителей баров на родине – Донато буквально упрашивал хозяев заведений позволить ему играть хотя бы бесплатно. В поисках лучшей доли он осел на 14 лет в США – и там совершал новаторские эксперименты с карибской музыкой, оттуда выезжал на гастроли в Европу с Джилберто и записывал самые знаменитые вещи для его жены Аструд: Aqua De Beber, How Insensitive, Dindi.


В 1970-е Донато вступил вдохновителем уже нового поколения джазменов, при этом сам был настолько впечатлен новыми звуками Калифорнии, что на сольнике A Bad Donato (в списке 100 альбомов всех времен, по мнению Rolling Stone) слышны лизергиновые опыты с фанком и соулом. О нем как о живом классике снимали телепередачи, писали книги – и вдруг он замолк на 20 лет. Лишь в 1990-е, когда новая лаундж-волна приняла с распростертыми объятиями ритмы босановы, Донато вернулся к деятельности – и снова неостановим. Несколько лет назад вот отхватил латиноамериканскую «Грэмми». История на этом не заканчивается.

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация