Петербург
Москва
Петербург

Певческая капелла Санкт-Петербурга. "Русские Страсти"

В концерте Капеллы 15 ноября сопоставлены "Древнерусские страсти" инока Христофора и "Всенощное бдение" Рахманинова.
В концерте Капеллы 15 ноября сопоставлены "Древнерусские страсти" инока Христофора (1604) и "Всенощное бдение" Рахманинова (1915).

"Древнерусские страсти" стали концертным произведением уже в наше время, когда профессор консерватории Альбина Кручинина расшифровала рукопись XVII века. То есть знаменные распевы, помеченные над богослужебным текстом специальными символами — крюками (знаменами), записала нотами на пятилинейном стане. Инок Христофор, конечно, не автор "Страстей", а "редактор-составитель". Переписывая в качестве послушания в Кирилло-Белозерском монастыре певческие книги, он, может, и добавил кое-что от себя, но библиографического списка в конце не составил, так что авторство "Страстей" — коллективное.

Русская средневековая музыка одноголосна, сурова и плоскостна, как древняя икона. Сегодня в живой практике знаменный распев сохранился лишь в некоторых монастырях и у старообрядцев, которые после раскола не поддались воздействию западной многоголосной музыки и сохранили "истинную" традицию в неприкосновенности. Так что спешите слышать. Если "Древнерусские страсти" — название современное (вольно объединяет песнопения, исполнявшиеся на Страстной неделе), то "Всенощное бдение" — каноническое название богослужения, совершаемого накануне воскресных и праздничных дней.

Рахманинов, вероятно, был в ужасе от того, что пели в храмах в его время, — после реформы церковного пения в середине XVIII века во все епархии были разосланы новые певческие книги, где богослужебные тексты были подтекстованы нехитрым европеизированным гармоническим сопровождением, начисто уничтожавшим оригинальность знаменных напевов. В начале ХХ века эту убогость и вторичность русской культовой музыки ощущали многие композиторы и пытались вернуть ей "саму себя", создавая авторские версии служб. Но писали они, как правило, для супер-профессионального коллектива — Московского синодального хора Смоленского, потому и тогда и сейчас литургии Гречанинова, Чайковского, Кастальского, Чеснокова — вдохновенные, виртуозные вещи — гораздо чаще исполняются в концертных залах, чем в храмах.

Грандиозная "Всенощная" Рахманинова — вершина жанра, даже специалистам трудно сказать, где в ней подлинные знаменные напевы, использованные композитором, а где их умелая стилизация. Рахманинов сам читал крюки и говорил на этом языке без акцента. Для него именно знаменный напев (а не народная песня) оказался источником "русскости", по которому его музыку легко узнают.

"Всенощная" появилась в репертуаре Капеллы еще в те времена, когда, исполняя даже отрывок из нее, на афишах стыдливо надо было писать что-то вроде "Тихой мелодии". В 90-х годах, когда в мире возник бум на русскую церковную музыку, Капелла возила ее по всем фестивалям, и Чернушенко разучивал "Всенощную" даже с хором Радио Франс. Надо сказать, Капелла и до сих пор исполняет ее удивительно хорошо, большинство хористов параллельно поют еще и в церквях, так что этот русский язык знают не из газет.

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация