Виктория Муллова представляет российскую премьеру программы The Peasant Girl

О событии

Муллова бежала из СССР во время финских гастролей, оставив в гостиничном номере скрипку Страдивари
По-хорошему ее биографию уже давно следовало бы экранизировать – и если голливудские боссы до сих пор не заключили с Викторией Мулловой никаких контрактов, то только потому, что отлично знают: она непредсказуема и по-прежнему способна в любой момент совершить очередной крутой карьерный вираж, без которого сценарий захватывающего байопика об одной из лучших современных скрипачек окажется неполным. Хотя фильм в любом случае получился бы не о музыке, а о человеке и его судьбе. Детство в подмосковном Жуковском, беспросветно-кабальная юность типичного вундеркинда, учеба сначала в московской Центральной музыкальной школе, а потом в Московской консерватории – и первые столкновения с советской системой. Не по годам даровитую Муллову партийное начальство определило в отряд особого назначения – хрупкой девушке предстояло защищать честь империи зла на главных европейских исполнительских турнирах. Разговор, как вспоминала сама артистка, был короткий: не вернешься с золотом, не станешь первой – тебя за это в Сибирь сошлют, в музыкальной школе работать. Что на конкурсе им. Я. Сибелиуса (1980), что на конкурсе им. П. И. Чайковского (1982) она не играла, а боролась за выживание.

Эта борьба могла продолжаться еще очень долго, если бы в 1983-м во время гастролей в Финляндии Муллова не рискнула пойти ва-банк – обведя вокруг пальца конвоира из КГБ и бежав из гостиницы, предварительно демонстративно оставив на кровати скрипку Страдивари из коллекции Госфонда: мне, мол, от вас больше ничего не надо. Дальше была погоня, переход через финско-шведскую границу, парики и поддельные паспорта, бронированная машина с охраной и предоставленный США статус политического беженца. Обосновавшись сначала в Вашингтоне, потом в Лондоне, Муллова вышла замуж за дирижера Клаудио Аббадо, предсказуемо быстро достигла карьерного пика – чтобы в конце концов понять, что западная музыкальная индустрия, разумеется, выгодно отличается от советской культурной модели, но в реальности оставляет артисту не так-то уж и много пространства для творческих маневров. Поменяв современную скрипку на барочный инструмент с жильными струнами и разорвав контракт с мейджором Philips, в начале нулевых Муллова опять начала новую жизнь: со старинным смычком в руках, с собственным The Mullova Ensemble и полной свободой, которую ей предоставил независимый лейбл Onyx.

В прошлый свой приезд в Петербург Муллова пожаловалась, что на родину ее приглашают с исключительно академическим репертуаром, а он ей уже давно смертельно надоел – и пообещала вернуться с программой в жанре crossover. Прождав обещанного положенные три года, фанаты могут ликовать: в рамках филармонического фестиваля «Музыкальная коллекция» скрипачка сыграет материал своего последнего альбома The Peasant Girl – мэш-ап из цыганщины, джаза и инструментальных каверов классиков рока. Члены аккомпанирующего Мулловой квартета говорят, что изначально никакой особой концепции у проекта не было: записывали все, что хотели, – так, например, в сет-листе появилась давшая название всему диску песня Weather Report. Потом кому-то захотелось сыграть пару хитов Джанго Рейнхардта, черпавшего, как известно, вдохновение из цыганской музыки, за ними подтянулись Золтан Кодай и Бела Барток – и уже задним числом выяснилось, что программа про свободолюбие и импровизацию сложилась в исчерпывающий музыкальный портрет самой Виктории Мулловой.