Петербург
Москва
Петербург

Николай Фешин (1881-1955)

Фешина все искусствоведы знают и любят. Но – только искусствоведы. Этот художник первой половины ХХ века был «крепким середняком»: талантливый, чуткий, тонкий, но – не бунтарь, не гений, не революционер.
А время было революционное, не только в смысле политики, но и в смысле эстетики. Когда вокруг все махали флагами и выставляли штуки, от которых дыхание перехватывало: «Черный квадрат» Малевича, «Фонтан» Дюшана, кубизм Пикассо, – на любовно выписанные портреты и жанровые сценки русского импрессиониста уже ни у кого не оставалось внимания. Так Фешин и остался неизвестен широкой публике.

Он и правда не совершал никаких переворотов. Родившись в Казани, поехал учиться в Петербург, в Академию художеств, к Репину, но не оставлял своего главного интереса: продолжал ездить в Чебоксары и изучать быт чувашей и марийцев. Российская глубинка была ему явно роднее модных курортов: окончив Академию, он получил приз – стажировку за границей, но в Париже ему так не понравилось, что он даже отчитаться о работе не смог, а вместо того вернулся в Казань и стал там учить детей искусству. В его творчестве удивительно сочетались живой интерес к малым народам Поволжья и впитанный с молоком Репина импрессионизм.

В двадцатых годах Фешин с семьей переехал в Америку. Там прожил еще тридцать лет, что-то понемногу рисовал, но в истории он остался учеником Репина, русским импрессионистом и храбрым исследователем языка живописи. А уж рисовал он в России чувашских красоток или в Америке красоток индейских – не так уж важно. Фешинский широкий и вольный мазок мог обессмертить кого угодно, невзирая на национальность.
27 февраля 2012,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация