Ирина Дрозд "Другое измерение"

О событии

Очень холодно. Такое ощущение оставляют картины Ирины Дрозд из серии «Другое измерение». Там, в другом измерении, все стерильно, все сверкает и блестит. Красиво, но очень хочется наружу.
Ирина Дрозд – одна из самых ярких представительниц художественного кластера «Непокоренных». Несколько лет назад молодые художники заняли под мастерские верхний этаж бывшего советского НИИ в Калининском районе, на проспекте Непокоренных. Сейчас там уже не только мастерские, но и выставочное пространство, и вечеринки, и вообще тамошняя художественная тусовка представляет собой весьма внятное сообщество. У «Непокоренных» выработался узнаваемый художественный язык. Это преимущественно живопись, крупноформатная, фигуративная, многое взявшая от журнальной иллюстрации и сюрреалистов. Трудно сказать, что именно объединяет «Непокоренных» – там много ребят, приехавших из Сибири, много тех, кто учился в Академии имени А. Л. Штиглица, наконец, просто единомышленников. Но так или иначе единый стиль у них имеется, и у Дрозд он хорошо виден.

Ее «Другое измерение» разворачивается не в космическом гиперпространстве. Названия картин сплошь родные: вот Нарвские ворота, Казанский собор, вот Исаакиевский, а вот Александрийский столп на Дворцовой. И то, что на картинах, честно соответствует названиям: вот ангел над Дворцовой, а вот узорные арки внутри собора. Однако на всех них – наросты сосулек, патина наста или как минимум едва заметное глазу преломление света в тонкой корочке льда. Город как свежий мертвец: лежит как живой, а прикоснешься – вздрогнешь от холода.

Тем не менее это не реквием по городу, вмерзшему в лед. Ледяные сталактиты у Дрозд и отсвечивают веселыми цветами, и при первой возможности разлетаются фейерверком осколков. Даже в ледяном царстве, говорят картины, есть возможность жить, а не только складывать из четырех букв слово «Вечность».

Спецпроекты