VIII Международный конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой
Художественный руководитель
Елена Образцова

О событии

До сих пор проходивший в Филармонии, в этом году конкурс переехал в Капеллу
Предосенний воздух отчетливо пахнет порохом и картечью: конкурс имени Чайковского финишировал без малого два месяца назад, а баталии вокруг него и не думают утихать. Между тем на пятки «Чайнику» наступает очередное состязание вокалистов – хотя кому, казалось бы, в такой нервной обстановке нужен еще один конкурс? Нюанс, однако же, заключается в том, что курируемое Еленой Образцовой мероприятие довольно радикально выделяется из числа прочих отечественных музыкальных соревнований. Для начала стоит напомнить, что конкурс Образцовой – история сугубо частная. Это обстоятельство в конечном счете определяет правила игры: народное меццо-сопрано России вполне может позволить себе не представлять чьи-то интересы, а воплощать в жизнь собственные – Образцова собственноручно привлекает немаленькие бюджеты, лично определяет регламент и председательствует на каждом из прослушиваний, излучая не слишком характерные для конкурсов радушие и оптимизм.

Конкурс в России – больше чем конкурс: формально считаясь соревнованием молодых вокалистов, каждая соперничающая с конкурсом Елены Образцовой фирма фактически вынуждена по умолчанию претендовать на что-то большее. Конкурс имени Римского-Корсакова в идеале призван обслуживать Мариинский театр и, заботясь о пополнении труппы, работать филиалом отдела кадров мультиплекса Валерия Гергиева, а по совместительству – служить доской почета для студентов местной Академии молодых певцов. Конкурсу имени Чайковского на роду написано быть самым лучшим и самым главным, но на деле его организаторы действительно озабочены лишь тем, чтобы максимально результативно отоварить государственный бюджет. Конкурс Елены Образцовой с каждым годом прибавляет авторитета и усиливает состав участников, но вот чудо: никакими особенными амбициями он не отягощен. В это почти невозможно поверить, но, похоже, организаторам по-настоящему хочется только трех вещей: максимально честного состязания, максимальной его прозрачности и максимальной репрезентативности.
По поводу результатов конкурса Образцовой почти никогда не возникает яростных споров: в жюри заседают сплошь оперные легенды – с резидентствующими в нынешнем году Терезой Бергансой, Ренато Брузоном, Хуаном Понсом и Миреллой Френи и впрямь особенно не поспоришь. Имена участников до начала прослушиваний в подавляющем большинстве неизвестны ни профессионалам, ни любителям – на конкурс Образцовой приезжают певцы, еще не искушенные концертным бизнесом и не прошедшие через мясорубку оперной сцены. И, пожалуй, самое ценное: конкурсанты не слишком задумываются о том, чтобы подписать удачный контракт или обеспечить себя работой на пару ближайших лет. Коммерческие мотивы, конечно, присутствуют, но подспудно: ни для кого не секрет, что у всех без исключения лауреатов последних лет, от первого вагнеровского баса Европы Михаила Петренко до россиниевской звезды Юлии Лежневой, с карьерой полный порядок. Но если на прочих конкурсах марафонцы занимаются либо спортом, либо политикой, то у Образцовой (что удивительно) ближайшие полторы недели будут посвящены музыке. Для того чтобы убедиться, насколько этот опыт уникален для сегодняшней культурной ситуации, у городских меломанов есть еще как минимум два года – аккурат до следующего конкурса.