Проклятье голодающего класса

О событии

Хедлайнером нынешнего театрального фестиваля "Радуга", несомненно, следует считать спектакль Саратовского ТЮЗа "Проклятье голодающего класса".
Режиссер «Проклятья» Ли Бруер – сухопарый, жилистый, моложавый мужчина 74 лет, ходит в неизменной черной шапочке, черном пуловере и потертых джинсах, обладает мрачным шармом бывалого рокера. Обитает он, как правило, в Нью-Йорке, где находится его детище – театр Mabou Mines. Фамилию Бруера можно найти в любой вменяемой энциклопедии – через запятую с другими величинами американского театрального авангарда: Уилсоном, Ле Компте и Фореманом. Поклонник Мейерхольда и Эйзенштейна, Бруер мыслит спектакль как монтаж ярких сценических аттракционов. Классик театрального постмодерна, он последователен в стремлении к радикальной интерпретации хрестоматийных пьес. Говоря о Бруере, вспоминают его «Госпел в Колоне» с Морганом Фрименом – спектакль по мотивам трагедии Софокла, в котором играли только чернокожие, «Короля Лира» – в нем все герои поменяли пол – и «Кукольный дом», где мужские роли были поручены лилипутам. На днях Бруер сотряс стены благочинного парижского «Комеди Франсез», выпустив там «Трамвай «Желание» Уильямса в японском стиле. А перед Парижем поставил спектакль в Саратове – трудно поверить, но факт.

Этим странным событием мы обязаны не менее экстравагантной троице: Дмитрию Медведеву, Бараку Обаме и Валерию Райкову. Президенты России и США сговорились «перезагрузить» отношения – и в порядке культурного обмена инициировали грант Американского госдепартамента на постановку в России видного режиссера. Вот тут и появился директор Саратовского ТЮЗа Райков, который умудрился убедить и Госдеп, и собственно режиссера Бруера в том, что лучшего места для культурного обмена, чем подведомственный ему театр, в России не сыскать.

Слегка смешит то обстоятельство, что выбранная Бруером для постановки на деньги Госдепа пьеса Сэма Шепарда «Проклятье голодающего класса» (1978) – трагифарс, содержащий острую критику американского общества, по сути – рассказ о его вырождении. Муж и жена, алкоголик Вестон и нимфоманка Элла, пытаются облапошить друг друга, тайком продав за пригоршню долларов совместное недвижимое имущество. Самые здравомыслящие тут, пожалуй, дети – оторва Эмма и флегматичный Весли, мечтающий о карьере рок-героя. Но они слишком слабы, чтобы остановить нарастающую инерцию, с которой семейство катится под откос. Не сказать чтобы Бруер поставил в Саратове свой лучший спектакль: открытая и страстная манера игры, которую он предложил местным актерам, иногда переходит у них в исступленное горлопанство. Безупречны в своих ролях только Елена Вовненко (мама Элла), Андрей Быков (барыга Эллис) и трогательный живой ягненок. Однако блестящий режиссерский рисунок считывается даже в сбивчивом исполнении. Реалистическое повествование о том, куда приводят внушенные масскультом мечты, то превращается в подобие рок-шоу, то прикидывается мюзиклом, то вестерном, то эротической мелодрамой. Трансляция лиц героев на видеоэкран (камера спрятана на газовой плите, в кастрюле с артишоками) перемежается кадрами комиксов. К финалу реальность и морок массмедийных фантомов сольются во едино, и появление на сцене арабского террориста, выпускающего в зал автоматную очередь, уже никого не удивит. Старина Бруер с легкой усмешкой предостерегает зрителя: мечтай себе, ягненочек, хоть в Калифорнии, хоть в Саратове, но имей в виду, что иллюзии, тиражируемые поп-культурой, наяву чаще всего воплощаются в жанре хоррора. Текст: Андрей Пронин

«Проклятье голодающего класса»
13 мая, на сцене Театра юных зрителей им. Брянцева

Спецпроекты