"Двойственность" Нието, "Легенда" Родригес

О событии

Самые аутентичные испанские страсти на сцене Мариинского театра.

Пусть на афише написано «Национальный БАЛЕТ Испании» — это не должно вас обманывать: арабесок и фуэте вы не дождетесь. Труппа под руководством Хосе Антонио занимается НАЦИОНАЛЬНЫМ танцем ИСПАНИИ — то есть фламенко. И представляет его значительно лучше, чем испанские классические труппы (которых всего-то полторы) представляют балет. Так что жалеть о том, что с Пиренейского полуострова к нам приехали не «классики», явно не стоит.

Надо пойти и взглянуть, как существует этот замкнутый мирок, попасть в который родившемуся вне Испании чужаку сложнее, чем выпускнице московской школы на сцену Мариинского театра. Как жестко прописаны все амплуа — от роковых красавиц до мудрых старух, как в эпоху унисекса фламенко стоит на страже традиционного распределения ролей. Как в простейшей истории (а истории фламенко всегда просты — любовь, ревность, смерть, ну иногда еще посмертные визиты привидений) отражаются колодцы веков. Как хранится память об артистах.

Два из четырех спектаклей, которые покажет Национальный балет Испании в Петербурге, посвящены легендарным артистам фламенко. «Элегия» — Антонио Руису Солеру, «Легенда» — Кармен Амайе. Солер (в середине ХХ века для всего мира просто «Антонио», без уточнений, и никто не сомневался, о ком идет речь; рабочий же псевдоним у него был «Танцовщик» — ни больше ни меньше) стал первым исполнителем фламенко, совершившим мировое турне: он объяснил, что такое этот танец, и американским ковбоям, и советским партработникам. Старики упрекали его в слишком большой открытости: священное искусство нельзя было дополнять движениями, взятыми из американского модерна. Но Антонио так аккуратно вплетал новые па в традиционный текст, что фламенко не теряло себя, а лишь приобретало свежие черты. «Элегия» — это нечто вроде манифеста нынешнего худрука: меняясь, оставаться самим собой. И вот про «оставаться» — второй балет-биография: 1930-е в Барселоне, правление Кармен Амайи, чистое фламенко, утверждающее свою самодостаточность.

Третий балет в программе посвящен не танцовщикам, но поэту и художнику: Федерико Гарсиа Лорке и Сальвадору Дали. Специально восстановили декорации, когда-то сделанные Дали для представления в кафе «Де Чинитас» в Малаге (по названию того кафе и окрещен спектакль). И рядом с танцами будут вживую звучать песни на стихи Лорки — то есть Хосе Антонио снова говорит в танце о великих людях Испании. Ну а для тех, кто, уважая прошлое, хотел бы увидеть день сегодняшний, в программу гастролей включен одноактный балет двух молодых хореографов. Карлос Родригес и Анхель Рохас представят «Двойственность» — и уже по одному названию видно, что ни в чем не уверенный XXI век пробует старинное искусство на прочность.