Вспышка 08. Paul van Dyk (Берлин, Германия), David Guetta (Великобритания), Markus Schulz (США)

О событии

На свой день рождения радио Record пригласило ряд кассовых электронщиков.

Пару лет назад трескучий голос фееричного старикана по имени MC Вспышкин, возвещавший о грядущем рэйве, заставлял вздрагивать пассажиров метро. Теперь на смену бесстыдному китчу пришел китч, покрытый толстым слоем пафоса. Рекламный ролик «Вспышки» начинается со слов: «Верили! Ждали! Надеялись!». Патентованные рекордовские мантры опять сработают, и дело тут не в участии диджеев первой величины или кричащей рекламе, а в том, что наступает начало учебного года, и подтянувшимся с юга школьникам и студентам, еще не чувствующим неумолимое приближение экзаменов, хочется развлекаться и танцевать. К чести организаторов, к тринадцатому по счету фестивалю удалось выйти на качественно новый уровень, избавившись от откровенной попсы в программе и пельменей в спонсорах. Но пельменный привкус остался: до изысков прошедшего недавно Global Gathering «Вспышке» еще очень и очень далеко. На сцене «Цех» отыграет нарциссичный плейбой Дэвид Гетта, человек с лукавым взглядом, которому удалось возвести самовлюбленность в культ — пять лет назад его World Is Mine с вокалом а-ля молодой Дэйв Гэхен звучал, кажется, отовсюду. Но Гетта на этом не остановился, разрядив в радиоэфир целую обойму бронебойных хитов. Правда и отличались они друг от друга, как пули одного калибра. Экстатичный боевик Love Is Gone, для которого был рекрутирован знаменитый госпел-певец Крис Уиллис, например, был сделан ровно по той же схеме, что и более ранний хит Love Don’t Let Me Go. Несмотря на подобный конвейерный подход к музыке, в светлом завтрашнем дне Гетты сомневаться не приходится: человек, придумывающий настолько прилипчивые мелодии, всегда будет востребован и в программах масштабных фестивалей, и в наушниках обывателей. Самым, должно быть, интересным хедлайнером фестиваля станет нидерландское трио Noisia, за полтора года существования ставшее главной надеждой драм-н-бейса. Из ряда коммерческих продюсеров они выбиваются бессовестной эклектичностью — тут атмосферик, здесь модный нынче даб-степ, там — зубодробительный брейкбит. И еще социальным статусом: вся троица — юноши интеллигентныеи творческие. Один оканчивает художественную школу, другой учится на философском факультете, третий — профессиональный музыкант. Такой подход приносит свои плоды: тонкий вкус Noisia оценил даже Моби. Ходят слухи, что после того, как он услышал ремикс на песню Alice со своего последнего альбома The Night, он чуть было не стал драм-н-бейсовым диджеем. Что до Пола Ван Дайка, заявленного в хедлайнерах сцены «Трансмиссия», то он вряд ли когда-нибудь решит заиграть драм-н-бейс или фанк. Уроженец восточного Берлина уже в трепетной юности слушал запрещенное в ГДР техно. По счастью, вскоре «стена» была сломлена, и Ван Дайк с семьей последовал примеру миллионов восточных немцев, переехав в более благополучный Гамбург. Затем последовали выступления в легендарном берлинском «Трезоре», собственное радио-шоу, первый релиз под вывеской 45 RPM — именно столько оборотов в минуту проделывает виниловая пластинка с синглом, альбом Seven Ways, сделавший коммерческий транс Ван Дайка мировым достоянием и бесчисленные награды и номинации. Сборную по футболу Германии иногда называют «немецкой машиной» — это же выражение можно применить и к прагматичному Ван Дайку, который и в конце нулевых ни на йоту не отступает от трансовых клише, изобретенных им еще в середине девяностых. Но, как и немецкая сборная, Пол играет с отличным результатом (если измерять его в суммах гонораров и количестве пришедших на выступление), поэтому претензии к нему могут быть только у эстетов и музыкальных критиков. А они в целевую аудиторию «Вспышки» не попадают.