Петербург
Москва
Петербург

Выставка по книге очерков Николая Кононова "Критика цвета"

Николай Кононов издал очерки о современных художниках. Музей Анны Ахматовой проиллюстрировал книгу выставкой.

Музей Ахматовой показывает выставку асболютно нового жанра. Известный писатель на свой вкус расставляет арт-фигуры и демонстрирует свой выбор широкой публике. Такая свобода допустима в тексте, но в формате выставки происходит впервые. Кононов часто выступает в роли критика. Его тексты об искусстве регулярно публикует журнал «Новый мир искусства». Эссе и очерки разных лет о художниках и выставках были собраны, как теперь принято, под одной обложкой.

В сборник под названием «Критика цвета» вошли все заметные местные художники, а также несколько москвичей и мировых знаменитостей. Татьяна Парфенова, Петр Швецов, Илья Кабаков, Владимир Духовлинов, Анатолий Белкин, Глюкля, Валерий Кошляков. Герой одного из очерков, художник Филипп Донцов решил овеществить книгу. На выставку попал только ближний круг: в книге Кононова есть и ученики Малевича, и Хуан Миро.

Куратор проекта Мария Коростелева рассказала, как собирали экспонаты.

Конечно, многие из картин и объектов, описываемых в книге, проданы и недоступны. Но мы нашли выход — музей попросил каждого художника выбрать по две репрезентативные для него вещи из тех, что сегодня есть в мастерской. Несколько работ взято из коллекции самого Кононова, но в целом автор в отборе почти не участвовал.

Выставка сводит вместе героев разных поколений, времен, обитателей разных кругов. Кононов оказался объединяющей фигурой?

Да, он дружит и общается с очень разными людьми. И поскольку Донцов и Духовлинов уже не участвуют в сборных показах «Манежа» под названием «Весь Петербург», шанс оказаться в одном пространстве у их вещей ничтожен. Так что, при очевидной сегментации местного художественного пространства, такая выставка — хорошая возможность свести вместе разные силы.

Идея создать для книги Кононова масштабную иллюстрацию оказалась счастливой во всех смыслах. «Групповух» обычно побаиваются и художники, и кураторы. А у этой появился внутренний стержень. И самой книге выставка пойдет на пользу не только с точки зрения рекламы. Возможность читать текст в окружении его объектов выявляет достоинства книги, сглаживая недостатки. Потому что вообще-то текст Кононова труден — перегружен невнятными образами и похож на вихляющую холмистую трассу. От бесконечных рывков и поворотов укачивает. Но временами случается отдохнуть на какой-то парадоксально точной мысли, отчетливом образе. И такие возможности выставка определенно умножает. В награду за терпение Кононов одаривает своих читателей-зрителей неожиданными наблюдениями. Например, в утопленниках некрореалиста Владимира Кустова с их любовно выписанными трупными пятнами обнаруживает «зримые жизнелюбивые гимны» настоящего барокко: «Стадии бурного гниения на самом деле — последний апофеоз, на который способна посюсторонность. Это — не смерть, это вывернутое наизнанку жизнелюбие».

Подбор произведений на выставке предельно субъективен. Главную роль в нем играет случайность: что оказалось свободным в мастерской художника и что не жалко было засветить. Случайный выбор, случайная последовательность, случайная возможность. Но на Кононова этот принцип работает логичнее не придумаешь. Поскольку сам он уверен, что точнее случайного умозрения ничего не бывает.

6 февраля 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация