Евреи из прерий и с побережья — это две большие разницы
Режиссеры «Серьезного человека» лениво вспоминают о своем счастливом детстве.
Джоэл Коэн: А, вы из «Тайм-аута»! Я читал там у вас обзор бургеров в Нью-Йорке, так знаете что, лучшая говядина — Fairway Café, около моей квартиры на районе.

Итэн Коэн: Что вы его слушаете! Их надо есть у Питера Люгера, там в обед дают бургеры из вчерашних стейков.

Д.К.: А Франни (Френсис Макдорманд, жена Джоэла) любит есть Shake Shack.

Так, давайте к делу: насколько «Серьезный человек» — ваша автобиография?

Д.К.:Ой, может, лучше про бургеры продолжим?

И.К.: Наши воспоминания о детстве ОЧЕНЬ повлияли на фильм. Некоторые даже думают, что это автобиография, потому что Ларри — человек из академической среды, как и наш папа. Но это кино, скорее, о нашем окружении, чем о нас самих.

Д.К.: Мы работали одновременно над этим сценарием, «Старикам тут не место» и «После прочтения сжечь», так что нельзя сказать, что мы тогда погрузились в прошлое и забыли обо всем остальном. Но вырасти в еврейской среде на Среднем Западе — это кое-что особенное. Ни на что не похоже. Нам показалось, что было бы забавно все это припомнить.

И.К.: Евреи из прерий и евреи с побережья — это, как говорится, были две больших разницы. И, тем не менее, где бы ты ни жил в то время, в твоей воскресной школе обязательно кто-то слушал Jefferson Airplane.

Вы работали с практически неизвестными актерами. Это проще, чем снимать фильм со звездами?

Д.К.: Конечно — никто не осаждает площадку, чтобы сфотографировать живого Брэда Питта. Ну и актеры не притаскивают на съемки свою свиту. Но Питта и Клуни мы знаем достаточно близко, они, можно сказать, наши приятели, поэтому с ними работать как раз просто.

Вам не кажется, что фильм получился таким жестким наездом на иудаизм? Как, вы думаете, на него широкая публика будет реагировать?

Д.К.: Я думаю, мы со всеми обошлись ласково. Кроме ландшафта — главное указание оператору было такое: «Сделай тускло». Мы не хотели тепленькой пушистой ностальгии. Никакого Спилберга! Но, тем не менее, это наши места, это наш народ… Еврейская община, кстати, не обиделась — притом что их оскорбить очень легко.

И.К.: Мы реально ожидали, что начнется. Ну, типа, «секундочку, а полезен ли этот фильм для евреев?!». Так что, может, «Серьезный человек» еще станет культовой картиной….

Д.К.: И ему станут посвящать фестивали.

И.К.: Гопникфест — отличное название!

Д.К.: Можно проводить в Лос-Анджелесе, Лас-Вегасе и Тель-Авиве.

И.К.: И как только на экране говорят «Мешбешер» (имя чудо-юриста, который так и не появляется за весь фильм. — Прим. Time Out), все в зале выпивают глоточек «Манишевица» (имеется в виду вино компании Manischewitz, кошерного пищевого гиганта, придумавшего, например, квадратную мацу. — Прим.Time Out). Так какую бургерную в центре вы советовали?

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны