Москва
Москва
Петербург
Сын за отца. Интервью с Федором Бондарчуком

Сын за отца. Интервью с Федором Бондарчуком

Фильм «Тихий Дон», который покажут на Первом канале, — самый невероятный телепроект года: последняя картина Сергея Бондарчука, снявшего лучшего друга Мадонны Руперта Эверетта в роли казака Григория Мелехова. Корреспонденты Time Out разузнали, каких усилий стоило Федору Бондарчуку закончить работу своего отца спустя полтора десятилетия.
«За два дня до окончания съемок „9 роты“, — вспоминает Федор Бондарчук, — мне прямо в окоп позвонил генеральный директор Первого канала Константин Эрнст и сказал: „Ты сидишь? Сядь“. — „Ну, сел“. — „Что-нибудь попить у тебя есть?“ — „Говори уже“. — „Покури“. — „Да говори же!“ — „“Тихий Дон„ в России„“. 7 ноября на Первом канале стартует телесериал, который никто уже и не надеялся увидеть: пленка снятого Сергеем Бондарчуком в начале 90-х годов „Тихого Дона“ почти 15 лет пролежала под арестом в итальянском банке.

Экранизация знаменитого романа Михаила Шолохова изначально была сложным проектом. Сергей Бондарчук, прославившийся снятой по рассказу Шолохова „Судьбой человека“, полжизни мечтал снять „Тихий Дон“. Даже раскадровку будущего фильма сделал, но после скандально известного пятого съезда Союза кинематографистов СССР, на котором было объявлено, что Бондарчук занимает в Союзе чуть ли не 20 должностей и вроде бы даже успел прикупить шале в Швейцарии, снимать кино на родине не представлялось возможным.

Пришлось обращаться за помощью к иностранцам. Они деньги давали охотно. Еще бы — всемирно признанный мастер батальных эпопей Бондарчук собирается экранизировать роман нобелевского лауреата. Но инвесторы при этом выдвигали свои требования. Американский сценарий, по которому Аксинья в финале не умирала, а шла на панель, режиссер отверг сразу. Потом он, правда, шутил, что снимает картину на Миссисипи, а в главной роли у него уже умерший к тому времени Ричард Бартон. На условия итальянцев режиссер согласился, хотя и они мягкостью не отличались. По замыслу продюсера Винченцо Рисполи, „Тихий Дон“ должен был стать настоящим блокбастером, снятым на английском языке и за немалые деньги. “Суммы называют разные, — говорит Федор Бондарчук, — от 23 до 40 миллионов долларов. Можно посчитать: сегодня большая телевизионная серия стоит 700 тысяч долларов, грубо говоря, миллион, они сняли десять серий — уже 10 миллионов, плюс западные артисты — накиньте еще 3 миллиона. Моя оценка — от 13 до 17 миллионов„.

Основное требование итальянцев: три главные роли должны сыграть западные звезды. “Сергей Бондарчук описал мне Григория Мелехова, и, когда я предложил Руперта Эверетта, он меня обнял„, — вспоминает Винченцо Рисполи.

На роль Пантелея Мелехова продюсер назначил обладателя „Оскара“ Мюррея Абрахама, партия Аксиньи досталась юной француженке Дельфин Форест. Правда, изначально она должна была играть Дарью, но Бондарчук, увидев в актрисе главную героиню, был непреклонен. Дарью в результате сыграла Наталья Андрейченко. “На роль Ильиничны тоже планировали поставить, кажется, шведскую актрису, — рассказывает дочь режиссера Алена, сыгравшая в фильме Наталью Мелехову, — но что-то сорвалось, и продюсеры согласились заменить ее русской актрисой. У Сергея Федоровича были две кандидатуры: Нонна Мордюкова и Любовь Соколова. Но обе отказались, потому что играть нужно было на английском. „Сереж, я тебя умоляю. Какой английский, что ты! Для меня это китайский!“ — воскликнула Соколова, и Бондарчук позвал на роль Ильиничны свою жену Ирину Скобцеву„.

В экстремальные условия на съемках „Тихого Дона“ оказались поставлены все: русские актеры в срочном порядке осваивали английский язык (“Гостюхин писал себе шпаргалки с транскрипцией. После съемок он шутил, что таким способом и на китайском сыграть сможет„, — вспоминает Алена Бондарчук), а иностранцы привыкали к казацкому быту. “Мюррей приехал на съемки уже подготовленный, причем он не только прочитал роман, но и побрился наголо, чтобы сразу можно было приклеивать парик и бороду. Его приняли за осветителя (одет он тоже был чуть ли не в тельняшку), и, пока все ждали звезду, он, никем не замеченный, скромненько прошел в дом„.

Для одной из сцен актер научился плести плетень, а вот опыт распивания самогона иностранцам передавал сам Бондарчук. “Эверетт и Абрахам репетировали сцену, когда Григорий приезжает домой, узнает, что Наталья умерла, и садится пить с отцом. На столе стояла бутыль самогона. И вот Сергей Федорович говорит Мюррею: „Я понимаю, что у тебя, наверное, опыта такого нет, и что такое самогон — ты тоже вряд ли понимаешь, поэтому я тебе покажу, что происходило с Михаилом Санычем Шолоховым, с которым мы нередко вот так сидели“. И, действительно, изобразил, как должно выглядеть опьянение„.

Эверетту, который и сам признавал, что между ним и его героем категорически не было ничего общего, вживаться в роль было труднее всех. “У него была сцена, когда он хоронит Аксинью и накрывает ее красным казацким платком. После первого дубля Сергей Федорович подошел к нему и сказал: „Ты понимаешь, что сейчас в могиле лежит вся твоя жизнь? Ты не можешь просто бросить этот платок, ты должен вложить в это движение все свои чувства к Аксинье“. Впрочем, в конце концов англичанину удалось почувствовать себя настоящим казаком: когда он разгуливал по Вешкам в купленном в сельском магазине пальто, местные жители позвали его на майдан. Он жутко удивлялся: „Ты представляешь, какие тут живут наивные люди?„“.

Сергей Бондарчук закончил съемки в рекордные сроки — 10 серий было снято за 9,5 месяцев. Но, отправив пленку продюсерам, обратно режиссер картину не получил: компания Винченцо Рисполи обанкротилась, и рабочие материалы к фильму были конфискованы.

Вопросы о том, что же действительно случилось с его фирмой, продюсер старательно игнорирует, зато Федор Бондарчук высказывается резко и однозначно: “Какая тут может быть версия? Финансовая афера, и все. Рисполи одновременно запустил три огромных проекта. Я вам только названия скажу: „Тамерлан“, „Чингисхан“, ну и „Тихий Дон“. Что там дальше произошло, сложно сказать, но в результате картина была арестована банком. Сейчас банк просто дождался, когда у России появилась возможность заплатить„.

„Тихий Дон“ выручили Владимир Путин, пообещавший на праздновании 100-летия Михаила Шолохова вернуть фильм на родину, время (по словам Константина Эрнста, два с половиной года назад стало возможно выкупить права на картину) и… итальянский дантист. Дело сдвинулось, когда живущий в Италии юрист Валерий Сурин услышал от своего зубного врача, что тот знаком с Рисполи и что-то слышал про арестованный русский фильм. Решив разобраться, что к чему, Сурин вышел, с одной стороны, на Первый канал, с другой — на итальянцев. В результате 460 коробок пленки оказались в руках Федора Бондарчука.

“Картина дошла до нас в черновом десятисерийном варианте без цветокоррекции, без авторского голоса, на английском языке, — рассказывает режиссер. — Вместе с оператором Сергеем Астаховым я доснимал полеты над Доном, потому что у Шолохова река — самостоятельный герой. Опять же, отец снимал кино для людей, знакомых с „Тихим Доном“ и разбирающихся в контексте. Времена меняются, и мы решили, что сейчас нужно объяснить приход красных, уход Григория к белым, а затем — снова к красным. В фильме есть монтажные стыки, когда одна сцена заканчивается в снегу, а другая начинается с панорамы колосящейся пшеницы: время прошло, но сколько — полгода или пять лет — непонятно. Десять серий мы ужали до семи. Слава богу, до нас дошли какие-то концептуальные для отца сцены. Но 80 процентов нам все равно пришлось делать самим на основе чернового монтажа отца. К счастью, Первый канал привез материалы „Тихого Дона“ в идеальном цифровом качестве, и была возможность изменить картинку. Сначала мы сделали очень „модное“ изображение, потом продюсер Анатолий Максимов привел меня в чувство, и мы нашли какое-то общее понимание того, как должна выглядеть картина„. Бондарчук сократил батальные сцены, добавил компьютерной графики (актриса Дельфин Форест на пресс-конференции жаловалась, что самой большой бедой на съемках „Тихого Дона“ было отсутствие снега; “Теперь снег есть», — пошутил режиссер) и доверил Никите Михалкову прочитать текст «от автора».

Впрочем, на этом эпопея с «Тихим Доном» не заканчивается. У итальянцев остались права на создание и международный прокат собственных кино- и телеверсий картины Сергея Бондарчука. Только мы их, скорее всего, не увидим. А жаль, крайне любопытно было бы сравнить их с вариантом Бондарчука-младшего.

6 ноября 2006
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация