O политике, конкуренции и Майкле Джексоне
Хедлайнер фестиваля City Jazz Маркус Миллер о политике, конкуренции и Майкле Джексоне.
На прошлогоднем альбоме «Thunder» вы в проекте SMV играли с другим крупными басистами — Стенли Кларком и Виктором Вутеном. Дурацкий вопрос — в джазе есть дух соперничества?

Нет, ну что вы. Это мы только на концертах делаем вид, будто соревнуемся, кто кого перещеголяет и за пояс заткнет своей игрой. А на самом деле мы все братья, не только в джазе — вообще все музыканты. Да и делить нам нечего.

После какой пластинки вы сказали себе, что будете музыкантом?

Это были Jackson Five. Конкретнее — «I want you back», мне тогда лет десять было. А у меня вся семья в музыке, отец играл на органе и был регентом церковного хора, пианист Келли Винтон приходится мне двоюродным братом, так что дверь в музыку была не заперта, надо было только захотеть ее открыть. Я захотел.

Скоро год, как президентом США избран Барак Обама. Вы чувствуете перемены?

Да, только не все они связаны с его личностью. Я ему очень сочувствую — в такое поганое время возглавить страну… На это нужно немалое мужество.

А на музыку это как-то повлияет?

Ну а как же — слушатели обеднели, музыканты обеднели тем более. Следовательно, последним надо придумывать какие-то иные формы творчества. Какие — не знаю, но изобретут точно. Так уже было не раз, когда именно экономика влияла на музыку. Вспомните, как это было после Великой депрессии — содержать биг-бэнды стало невыгодно, и через пятнадцать лет расцвел жанр бибопа. Что-то сродни этому нас ждет и в будущем.

Расписание фестиваля.

Спецпроект

Загружается, подождите ...