Тим Нобл, Сью Вебстер «20 современных классиков»
Тим Нобл и Сью Вебстер заваливают мусором галерею «Триумф». При минимальных затратах и некоторых усилиях произведения получаются вполне себе драгоценные.

Звездный дуэт Нобл и Вебстер руководствуется идеальным рецептом — особенно полезным в тяжелые кризисные времена.

Их искусство в буквальном смысле производится из сора, дешевых цветных лампочек, всяких странных предметов вроде косточек и перышек, чучелок птичек и животных — но их, впрочем, москвичи не увидят, потому что через нашу границу биологические материалы возить нельзя. При минимальных затратах и некоторых усилиях (собирая собственный же мусор) произведения получаются вполне себе драгоценные.

Вдохновленные поп-культурой и рекламой, иллюминацией и вывесками, татуировками и логотипами, Нобл и Вебстер разукрашивают банальное, раскручивают доступное. Любимый сюжет — автопортреты: обнаженными, разноцветными, в образах «Новых варваров», татуировками, тенями на стене, которые отбрасывают бесформенные на первый взгляд кучи мусора.

Даже в современном городе, где искусство растет из мусора, художников не находят на помойке. Нобл и Вебстер учились почти десять лет в художественном колледже Челтенхема, политехническом институте, королевском художественном колледже в Лондоне, давно и счастливо женаты, клянутся в любви к панку, а любовь к лампочкам объясняют сильными детскими впечатлениями от городской ярмарочной площади, на которой, блистая цветными огнями, вертелась карусель.

Пара появилась на лондонской художественной сцене в середине 1990-х, когда там блистало суперуспешное поколение Херста — навсегда YBA («Юные британские художники»), — и амбициозные таланты могли позволить себе все, кроме скуки и ханжества. Практически с первой своей персональной выставки в 1996-м Нобл и Вебстер попали на художественный Олипм: если коллекционер — то Саатчи, если галерист — то Гагосян, если музей — то лондонская Королевская академия или нью-йоркский Гуггенхайм.

Начинали Нобл и Вебстер громко и агрессивно — с огромного билборда «Big Ego», фальсифицирующего возраст, место рождения Тима Нобла, якобы номинированного на премию лондонского Time Оut, вставляли свои юные лица вместо физиономий звездного дуэта Гилберта и Джоржа, предлагая художественному миру: «Tim Noble and Sue Webster: The Simple Solution». Решение и сейчас кажется простым. Тем более что придумано не сейчас и давно испытано.

Когда Уорхол изобразил знак доллара, современникам казалось, циничнее ничего быть не может. Как всегда, выяснилось — еще как может. Тот же знак, украшенный цветными лампочками, блестящее красное сердце, фразы «Навсегда», «Я люблю тебя» — главные герои экспозиций — глаз радуют, покупателя привлекают. Социальная критика запрятана так же тщательно, как кукиш в кармане советского художника: то ли галлюцинация, то ли протест. Но выглядит отлично.